Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: russian (список заголовков)
16:09 

I'm feeling things
СТИ им. Станиславского - Брат Иван Федорович (25/05,14)


…Есть два рода сострадания. Одно — малодушное и сентиментальное, оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, спешащего поскорее избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья; это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий ближнего. Но есть и другое сострадание — истинное, которое требует действий, а не сантиментов, оно знает, чего хочет, и полно решимости, страдая и сострадая, сделать все, что в человеческих силах и даже свыше их.
/Стефан Цвейг/

Спасибо дайри, который только что удалил готовую рецензию :kaktus:

Могу сказать, что про этот спекаткль мне писать тяжело, и не потому что плохо помню, а потому что он пропитан этим "лютым бессилием", этим злобным черным бессмысленным безумием, в которое погружают нас вместе с Алешей - мы слушаем, слушаем, слушаем все эти надрывные, полные постоянной истерии истории. Образ супа, кипящего под закрытой крышкой.
А к героям в целом испытываешь что-то среднее между жалостью, отвращением и ненавистью. Старый-старый дом, полный хлама - на ремонт и уборку которого можно потратить полжизни, который пэтому хочется просто сжечь и на его месте построить новый. Когда ты чувствуешь, что ты один и положиться тебе не на кого - оно так всегда.

Третий спектакль по Карамазовым за три месяца, второй в СТИ, но Богомолова для меня ни одному не удалось переплюнуть.

Пришла к выводу о том, что в условиях отсутсвия возможности реализовывать свою страсть каким-то полезным\конструктивным\приятным образом и (не менее важно) разделить ее с кем-то, кто поймет и будет настоящим союзником, начинается вся эта чернуха с депрессиями, саморазрушением, сумасшествием и убийствами.

Оригинальная рецензия была длиннее, но я сержусь на факт ее удаления, посему просто дам ссылку на небольшой, куда более осмысленный пост об этом же спектакле, написанный Сашей.

@темы: decent, russian, theater

22:36 

I'm feeling things
МХТ им. Чехова - Контрабас (12/05)


После фильма "Географ глобус пропил", мне показалось, что товарищ Хабенский далеко не так плох и посредственен, как всегда казалось мне по не знанию и иронии судьбы (pun intended). Впрочем, я особенно не тратила силы на то, чтобы разобраться в этом - мне было фактически всё равно.

После "Контрабаса" же я аплодировала стоя, и теперь мою веру в то, что он - совершенно потрясающий актер, уже будет не так просто поколебать.
И постановка тоже потрясающая, хоть и со спорной концовкой. Сложно что-то еще добавить после прочтения Сашиной рецензии (осторожно, спойлеры концовки - она отличается от книжной!)

Даже не знаю теперь - надо ли читать "Контрабас", когда весь текст дословно был воспроизведен на сцене?
Наверное, надо. В оригинале. Когда-нибудь. ;)

@темы: theater, russian

03:28 

I'm feeling things
МХТ им. Чехова - Чайка (реж. К. Богомолов) (06/05)


С "Чайкой" в МХТ у меня уже связана целая история - за полтора года до того я ходила в этот же театр на этот же спектакль в совершенно другой постановке. С человеком, с которым мы познакомились в поезде. Тогда он звал меня, на этот раз - я его. Было смешно :) На этот раз набралась очень славная компания, с нами даже была озорная и задроная сибирячка Чарли.


Тот же великолепный режиссер, местами те же потрясающие актеры (что и в "Карамазовых")Кажется, впервые в своей жизни шла в театр с цветами (по крайней мере, осознанно) - очень уж хотелось выразить свою зрительскую благодарность Игорю Миркурбанову за роль Федора Павловича в Карамазовых, который на этот раз исполнял роль Тригорина. Собственно, имя режиссера и наличие Миркурбанова - были те двумя решающими факторами, которые сподвигли нас взять билеты на этот спектакль (впоследствии стало хватать и одного имени режиссера, чего уж там).
Тот же спектакль, в том же театре...но какая колоссальная разница!


Внезапный, но отличный Табаков. Стало немножко жалко, что я не видела первой постановки "Чайки" Богомоловым (это была уже вторая, измененная), в котором было много динамики и Хабенский (судя по кадрам, зрелище было интерсное), но что ж теперь.
Спектра и насыщенности эмоций мне хватило и так - несмотря на нарочитое спокойствие и медлительность, минимализм в декорациях и игру актеров на макроуровне (только лицом, а не всем телом). Для чего используется камера, транслирующая все на большой экран. Мне кажется, я впервые так разрыдалась в театре, как в конце первого акта - в момент, когда Заречная решает уехать в Москву и быть актрисой. Она просто улыбается и плачет - от страха и восторга - и смотрит в камеру. А на фоне играет "Город золотой". И это дьявольское сочетание счастья и боли, жутко понятное и знакомое, показано просто восхитительно.
Кроме того, мне очень понравилось, что сама Заречная не выглядит каким-то изящным небесным утонченным ангелом в легком светлом платьице - она простая, крепко сложенная, веселая и живая деревенская девушка. Поэтому еще ее перевоплощение в Розу Хайрулину (худую, невысокую, тихую и старую) во втором акте так сильно работает.


Впервые, наверное, я поняла, насколько вся эта пьеса, вся эта ситуация, вся эта "чеховщина" безысходна.
Страх жизни, страх одиночества, страх непонимания. Эгоизм.

Пьеса, где каждый губит себя и другого. Где каждый эта "чайка", которую "от нечего делать" приходит и убивает человек.

И хотелось бы сказать, что это всё только об "ужасах жизни в глубинке", но понятно, что это не так. Невыносимость бытия со сменой условий быта не исчезает (вне зависимости от того, тяжелая она или легкая).
Просто иногда с ней, невыносимостью этой, можно жить. С помощью других (дорогих, близких) людей, с помощью чего-то невыразимого, но ощутимого невыносимость становится выносимей (о, как!).
В отрыве от таких людей и вещей жизнь (субъективно для меня) резко начинает терять смысл. В отрыве от совместных занятий, бесед, творения совместных "трофеев", которые останутся после and alike.

Наверное, еще и поэтому один из самых страшных приемов для меня - это два параллельных монолога, без диалога. Когда герои не слушают/слышат друг друга.

Да, для меня этот спектакль оказался настолько сильным и задевающим за живое, что прямо в фойе театра, возле гардероба, пока ребята стояли в очереди, я подошла к Саше и предложила ему стать моим мужем. Да, не слишком изобретательно и романтично, зато совершено искренне и честно. Поэтому еще и за свое теперешнее семейное счастье я благодарна Богомолову. И Чехову. И Ире. И... короче, всем - иначе я до утра не закончу :)

Как я уже писала раньше, у меня никогда еще не было любимого театрального режиссера, у которого хочется посмотреть все постановки. Собственно, мы успели находить на кучу его постановок за 2014 год - так что рецензий на них тут будет еще немало.

А хождение в театр провоцирует желание читать пьесы (и не только) -> узнавать новое -> видеть мир шире -> лучше понимать жизнь -> развиваться -> ??? -> PROFIT


Кстати, а давайте вместе порассуждаем, что будет дальше с Аркадиной и Машей, когда они узнают, что хлопок в конце был вовсе не от лопнувшего пузырька с нашатырным спиртом в дорожной аптечке доктора Дорна?
Буду рада комментариям на эту тему. Тем более, что знания сюжета пьесы достаточно, особенности постановки тут роли не играют никакой.

@темы: russian, theater

17:23 

I'm feeling things
СТИ (им. Станиславского) - Мальчики (23/04)


Для начала дисклеймер: начиная с этой рецензии я решила ввести тег "decent" для того, чтобы не вымучивать тоскливо рецензии на то, что не произвело на меня серьезного впечатления. По факту он существовал и раньше, но введение четкого правила помогает моему рациональному мозгу гораздо эффективней функционировать. Что важно в условиях потока рецензий.


Это второй спектакль по "Братьям Карамазовым" за год. Причем по той его части, которую Богомолов опустил совсем. Смотреть это было интересно, хотя, не буду скрывать, казалось, что это совершенно другое произведение. И сложно быо поверить, что это Достоевский - вероятно потому, что про детей.
Запомнилась совершенно потрясающая игра актера, исполняющего роль собаки. И Коля Красоткин тоже был хорош.

Интересная мысль о том, что неуместный перфикционизм может привести к потере актуальности твоей идеи - мне кажется, иногда я страдаю этим желанием "мне бы только это суметь, она бы весь рот открыла", т.е. поразить чем-то человека, что на это большое не хватает сил/старания/усердия/времени, а мелкое вроде как уже стыдно показывать.
Но по чуть-чуть стараюсь бороться с этим и не растягивать длинный тяжелый хвост дел.
Вот рецензии хочу продолжить писать, например.

А спектакль правда хороший. Женовач молодец.

UPD: Потрясающий текст про мальчиков.


@темы: theater, russian, decent

18:37 

Много-много цитат

I'm feeling things
50. Александр Житинский - От первого лица (апрель 2014)

Жизнь – это комедия для тех, кто думает и трагедия для тех, кто чувствует.
/Жан Расин/

Этот сборник был подарен мне Ильей в январе этого года вместе с памятной надписью и еще одной книгой того же автора. Именно от Ильи я вообще узнала об этом авторе (которого называет своим любимым не только сам Илья, но и Дмитрий Быков, цитату которого я вставлю в конце этой рецензии).

Когда я начала читать этот сборник, в голове у меня появилось два образа: "Ильф и Петров" (в плане языка) и "Стругацкие" (сюжетно-смысловая компонента). Именно о них я невольно думала, читая о советских химиках\математиках\физиках в контекстах столкновения их с какими-то не очень понятными штуками и сопровождающимися размышлениями о философии жизни, вселенной и вообще. Был такой приятный, местами веселый бальзам на душу. Вот, например, цитата: "Я еще раз проверил схему, снял показания, замерил температуру и ушел думать в поля. Полей, слава Богу, хватало. Можно было обдумать всю физику от первого закона Ньютона до последних открытий Фомича".

Всплыла в голове сразу вот эта цитата: «У меня есть глубокое убеждение, остроумный человек не может быть клиническим психом или злодеем. Человек, извлекающий из других людей заливистый хохот, не может быть ни идиотом, ни биороботом. Литератор, пишущий остроумно до смеха, в жизни может быть врединой и педантом, но не бездарностью. Мне кажется, когда я смеюсь над текстом, он пробирается в меня глубже, - то же верно и для случая, когда я над текстом рыдаю. Что угодно на свете можно сказать так, чтобы вызвать улыбку, - и не потерять глубины высказывания. А если вдруг так не выходит, может, просто терять нечего, а?» (Шаши Мартынова)


Но (об)/(за)манчивая шутливая легкость первых рассказов постепенно начала сменяться всё более тяжелыми штуками. И не всегда приятными, с которыми и хочется не соглашаться, и понимаешь, что по большому счету противопоставить тебе нечего. Потому что это правда. Не твоя, но существующая, тяжелая и грустная правда. Настолько, что при погружении в нее невозможно не почувствовать себя ее частью (как ты всегда являешься частью того, что тебя окружает). Это жутко-прекрасные, потому что в них с одной стороны ты видишь живую душу, а с другой - весь тот нехитрый бытовой АД, который делает человека несчастным вопреки любым внешним условиям. Это не ад Достоевского, не ад Гессе и уж точно не ад Данте, но тем не менее ад - маленький и личный. Когда есть это напряженное чувство того, что "вот вот будет хорошо, что-то светлое и большое за горизонтом есть", но оно так и не наступает. Всё становится более и более туманным, превалирует усталость, счастья и покоя нет. Указывающий на небо палец постепенно отсыхает и отваливается. Но надежда на "хорошее когда-нибудь и не с нами, тем не менее есть. "Такое мог написать только петербуржец.

Наиболее запомнившимся мне произведением бесспорно стал "Арсик". Начинается он со следующих слов:
"У меня все в порядке. Я прочно стою на ногах. Мои дела идут превосходно.
Я кандидат физико-математических наук. Мне еще нет тридцати. Это вселяет надежды".


Это главный герой, Геннадий. Он заведует лабораторией, у него есть жена. Отношения с ней, как мне кажется, отлично описываются вот этими несколькими предложениями: "Мне не хотелось говорить жене, куда я иду. Это вызвало бы удивление и распросы. Я сказал, что мне нужно пройтись, чтобы обдумать одну идею. К таким моим прогулкам жена привыкла".
Люди им воспринимаются с точки зрения функций и того, насколько хорошо эти функции ими выполняются.

По другую сторону от него стоит настоящий центр рассказа - Арсений (по фамилии Томашевич, что меня отдельно умилило):
"- Что вы можете знать о моей работе? - медленно начал Арсик, поворачиваясь на стуле к Игнатию Семеновичу. - Разве вы когда-нибудь удивлялись? Разве плакали вы хоть раз от несовершенства мира и своего собственного несовершенства? Музыка внутри нас и свет. Пытались ли вы освободить их?

Я испугался, что Арсик опять разыгрывает дурачка. Но он говорил тихо и серьезно... продолжал свою речь, точно читал текст проповеди:

- Мы заботимся о прогрессе. Мы увеличиваем поголовье машин и производим исписанную бумагу. А музыка внутри нас все глуше, и свет наш меркнет. Мы обмениваемся информацией, покупаем ее, продаем, кладем в сберегательные кассы вычислительных машин, а до сердца достучаться не можем. Зачем мне знать все на свете, если я не знаю главного - души своей и не умею быть свободным? Если я забыл совесть, а совесть забыла меня? Одна должна быть наука - наука счастья. Других не нужно..."


Стоит ли говорить, что Геннадий недолюбливает "физика от поэзии" Арсика, часто выходит из себя. Считает его инфантильным, несерьезным, иногда срывается на него. Арсик же с отрешенным спокойствием и благодушием выращивает на подоконнике лук, развешивает в лаборатории репродукции картин и мастерит какую-то "установку". А установка эта не простая, по задумке она должна помогать людям пробуждать свою совесть, свои чувства, все самое светлое, доброе, чистое и важное, что есть внутри. Делать всех живее, моральнее, честнее, и, в конечном итоге - счастливее.

Вот описание первой встречи Геннадия с этой установкой:
"И звездочки мои рассыпались искрами и расплылись, потому что я с удивлением ощутил на своих глазах слезы. Да что же это такое? Меня больше не было, я оказался растворенным в этом объеме, и только тихий стук пульса о ленточку фольги доносился из прежнего мира.
А я уже гнал сквозь пространство новые картины, подстегивая их нервным ритмом пульса, и чувствовал, как от моего сердца отделается тонкая и твердая пленка, - это было больно.
Самое главное, что время перестало существовать. Секунды падали в одну точку, как капли, и эта точка была внутри меня, поему-то за языком, в гортани.
Ком в горле, десять лет жизни.
Что-то щелкнуло, и меня не стало".


Установка работает, люди в лаборатории (старичок и две молоденькие лаборантки) принимают болезненные, но лечебные "дозы" этого лекарства, узнают друг друга уже с точки зрения тех "бесконечностей", которые скрываются внутри каждого человека. Общаются, открывают в друг друге и мире какие-то чертовски важные вещи. Но, конечно, не может быть так однозначно всё хорошо:

"Меня одно мучает, - сказал Арсик. - Свет способен пробуждать любовь, обнажать чувства, делать честнее, освобождать совесть. Но становлюсь ли я при этом счастливым? Я что-то не заметил. Зато жить гораздо труднее стало..."

Вот мысли Геннадия уже через месяц таких "уроков совести":

"... заглянул в окуляры и увидел красные и багровые полосы, зловещий закат, просвечивающий душу насквозь. Я сидел под этим сквозняком, набираясь духа и терпения. Временами это было невыносимо. Все мои представления о жизни не то чтобы рухнули, но сместились, обнаружив рядом со стройными сияющими вершинами глубокие черные пропасти.
Я вдруг с отчетливостью увидел, что все сделанное мною до сих пор не подкреплялось истинной любовью. Любовью к правде, любовью к отечеству, любовью к человеку. Оно подогревалось лишь неверным светом любви к себе. От этого мои работы, статьи, диссертации, дипломы и выступления не становились хуже. Они просто теряли смысл. Маленькая долька, капелька любви н е к с е б е сделали бы мою жизнь осмысленной по самому высокому счету. Сейчас же в ней имелся лишь видимый порядок".

Быть живым оказывается дико тяжело, особенно когда вокруг так много факторов и людей, явно демонстрирующих то, насколько легче и безопаснее им не быть.

" - Понимаете, - сказал Арсик, - некоторые не знают, как заполнить жизнь. Начинают пить, например. Им делается веселее. Я заметил по себе, что стал менее радостным. Мне это не понравилось. В детстве было лучше. Мне захотелось вернуть себе яркость жизни, чтобы все звенело, понимаете?.. Я заметил, что стал хуже относиться к людям, не верить им. Это мне тоже не понравилось. Даже работа не помогала, я стал испытывать тоску...Пить мне не хотелось, это не выход. Я почувствовал отравление жизнью и решил вылечиться. Важно было вернуть себе оптимистический взгляд, но как?.. Я стал думать. Ум с годами развивается, становится более гибким и сложным. А чувства ослабевают. Я стал искать способ достижения эйфории..."

Я не буду спойлерить развязку, и так, кажется, уже половину рассказа зацитировала тут. Но этот рассказ, как и многие последующие (и вся книга оставил вот это (дальше пойдет та часть рецензии, которая была написана еще в апреле, как только я закрыла дочитанную книгу):



Оно вытрясает всю душу и остается пустота. В ней появляется черная меланхолия, которую никак не вытравить, потому что она всегда там была, а ты наивно думал, что нет. Непонятно почему, ведь ты никогда не забываешь о том, что важно, живешь с этим огнем осознания, согревающим и обжигающим. Больно от эмпатии, от того, что не можешь донести это до других, не можешь пробудить так, чтобы не навредить.

Мне хотелось написать эту рецензию отчасти в обращения к тому, кто подарил мне эту книгу.

"Я закрыла книгу и меня трясет от страха. Мне так страшно думать, что вот это вот всё, эта жуть - и есть жизнь. Поначалу просто прекрасно и больно, потом жестоко и нечестно, и при этом постоянно хуже-хуже-хуже. Понимаю, что это все субъективно, но ни раз я билась в ужасе со слезами, не соглашаясь с тем, что там происходит в книгах, что выглядит как "обыденность". Это, конечно, совсем не Оруэлл, но почему от этого так тоскливо и плохо? Почему эта книга? За что ты меня так? Я не верю, что "всё так", что "это нормально" и по-другому не будет".
(Стоит отметить, что за последние несколько месяцев я встречала и слышала очень похожие описания таких же меланхолий с периодами отчаяния от совершенно разных людей с разными судьбами и местами жительства - даже от персонажей фильмов - и не могла невольно не проникнуться этим всем, чтобы хоть как-то понять, где этот выход, как этому помочь. Но пока это выглядит как тупик, поэтому это страшно)

"Пускай седины обнаруживает стрижка и бритье
Пусть серебро годов вызванивает уймою
надеюсь верую вовеки не придет
ко мне позорное благоразумие" (Маяковский)

В детстве же жизнь не воспринималась как то, с чем надо справляться/мириться. И поэтому мы с такой тоской и ностальгией думаем о детстве, часто завидуем Puer aeternus (вечным детям), страдаем от желания иногда быть инфантильным, "перестать принимать решения и побыть у мамы на ручках", где не страшно, где можно ПЕРЕСТАТЬ ДУМАТЬ и расслабиться.
Не может быть, чтобы только так и больше никак. Должен быть выход, должен. Даже если он и не виден.


"В отличие от животных инстинкты не диктуют человеку, что ему нужно, и в отличие от человека вчерашнего дня традиции не диктуют сегодняшнему человеку, что ему должно. Не зная ни того, что ему нужно, ни того, что он должен, человек, похоже, утратил ясное представление о том, чего же он хочет. В итоге он либо хочет того же, чего и другие (конформизм), либо делает то, что другие хотят от него (тоталитаризм)".
(Виктор Франкл)



Ведь иногда удается почувствовать то состояние, в котором доктор Фауст закричал свое "Остановись, мгновенье, ты прекрасно!" ? Это не "придурь", не "редкое удовольствие", не "ну, было весело, надо как-нибудь повторить", а в настоящей жизни значения не имеет - это и есть то важное, что и составляет жизнь.

Тоска о настоящем, о будушем, о том, что то, что есть сейчас - и никогда не будет больше. И больно, и пронзительно, и сердце щемит, и светло и - главное - хорошо. Весь мир в своей бесконености пытается вместиться в тебя (или ты растянуться до размеров мира) в такие моменты, и это разрывает изнутри, потому что он в триллиарды раз больше жалкого крошечного тебя (в котором ничего нет, кроме отчаяно хотящей заполниться пустоты, ты - "сосуд, в котором пустота" ). Разрывает от счастья, от благодарности, от невыразимого восторга самого факта того, что ты жив. "Спасибо за несметное богатство и за то, что дал возможность мне всем этим наслаждаться". И слезы счастья, слезы радости невозможно удержать в себе - может быть, они, эти слезы, и есть живая вода, которой ты спасаешь себя, других и свою душ


Пара цитат еще из одного сильно запомнившегося рассказа "Лестница":

"Бывает иногда так: вдруг в момент самый заурядный скользнет взгляд твой сверху, как бы с неба, останавливая мгновенье, в котором различишь и себя среди других людей, такого же беспомощного и маленького, как они, и удивишься на секунду собственной своей нелепости, а также странности инеповторимости ситуации. В такой миг внезапно чувствуешь неостановимый поток жизни, который вот сейчас переборет твое усилие воли, и понесет дальше, и погонит, и не даст оглянуться или различить что-нибудь дальше пяти шагов. Тогда спросишь себя: где я? что со мною? -- и засмеешься горько: да неужто здесь я? Но это продолжается так недолго, что никакие ответы не приходят, - да и к чему они?"

"Далее твое предназначение состояло в том, что ты должен был обзавестись так называемой душой. Это очень и очень зыбкое понятие - душа. Это не просто способность чувствовать. Способность "мыслить и страдать" - вот что это такое. Страдание рождает мысль, но и мысль рождает страдание. И наконец, предназначение души -- сделать тебя человеком творящим, то есть побеждающим смерть.Что же ты должен творить? Душу, только душу. Ты должен творить ее ежечасно в себе и других любыми доступными тебе способами. Ты должен творить ее ежечасно, потому что душа -- нежное растение и требует постоянного ухода".

И, наконец, обещанная цитата Д. Быкова "настоящий читатель не будет читать ради самоуважения, чтобы чувствовать себя умным - мол, "я читал Гессе/Пруста". Он относится к книге как к лечебному средству - берет его как лекарство из аптеки. .... Люди страдают ангедонией, а хорошая книга возвращает желание жить. С ней становятся легче дышать, появляются мотивировки, представления о добре и зле.
Жить хочется!
Но сколько не читай, умней не станешь. Иногда даже наоборот".


Что касается этой книги Житинского, я уверена, что она - очень сильнодействующее лекарство, потому что эффект от нее невероятно мощный. Я просто (ещё?) не знаю, что это за болезнь. Или, быть может, у меня какая-то не та группа крови, вследствие чего такая странная болезненная реакция.
Но попробовать совершенно точно стоит.

@темы: russian, books

22:51 

Страх грешности собственной природы

I'm feeling things
Театр им. Вахтангова - Посвящение Еве (05/04)

Прелестный скряга, ты присвоить рад
То, что дано тебе для передачи.
Несчитанный ты укрываешь клад,
Не становясь от этого богаче.


Вечер дня моего рождения было решено (еще несколькими месяцами ранее, в феврале, после спектакля "Пристань") провести в театре, сбежав туда вдвоем с El Blanco от поздравлений, угощений и даже рож различной степени приятности. Я ничего не слышала об этом спектакле, но его с диким восторгом порекомендовали знакомые приятные рожи. Да и возможность увидеть "в деле" Ланового и Князева, дуэт которых и составляет весь актерский состав спектакля, была весьма привлекала.

В итоге постановка оказалась выше всяких похвал и ожиданий. Мне не хочется спойлерить сюжет (но с удовольствием делаю это по первому требованию), который чудо как хорош своими поворотами и способом раскрытия. Скажу только, что это прекрасная история: с одной стороны - детективная, с другой - очень личная, очень странная (как и всё личное), но при этом пронзительно-добрая с примесью печали, которую почему-то очень тянет назвать полезной.

О чем это всё в итоге? Думаю, о том, что\как\насколько люди нужны друг другу. Чертовски нужны. Где-то глубоко внутри нас всегда есть эта неистребимая адамовская потребность в ком-то, кто разделит, ответит, послушает, скажет, напишет, придет, посмеется, обнимет, рассмешит, поблагодарит, откомментирует, "лайкнет" - в общем, даст знать, что ты существуешь не просто так и, все-таки, кому-то нужен. И это умение - быть "кем-то" для другого человека (именно быть the/der/el, а не a/ein/uno) кажется мне очень важным. Настолько, что самой мне жизнь не "внутрь", а "наружу" кажется мне необходимым условием собственного счастья. Как замечательно написала сегодня k_shr: "Бесполезно искать себя, бросаясь из крайности в крайность, в тебе ничего нет, ты собираешь себя из других, из ударивших в голову впечатлений, аккумулируешь в себя чужой свет и светишь другим."
Быть как тот "чудак, который всё делает не так", чтобы "стало всем теплей", и одновременно бережет свой маяк, чтобы было где черпать силы на новый огонь. И где греться самому в тяжелые времена.

Кстати, как раз почти на маяке - на острове посреди моря, в собственном одиноком доме, живет главный герой. И он вовсе не счастлив в том затворничестве, куда по факту трусливо сбежал от того, что Гессе бы назвал "проклятой радиомузыкой жизни". За всем высокопарным пафосом его намерений скрывается банальный страх, который, думаю, каждому знаком не понаслышке. Мне кажется, к этому же относится вот эта цитата Марты: "Одно из самых сильных (часто неосознанных) желаний современного человека - оказаться в ситуации, когда он ничего не может испортить. Никакими своими действиями.

Почти недостижимое в рамках текущей культуры ощущение. Пение пьяным хором, секс в наручниках и вхождение во вдохновенный поток - вот первые пришедшие в голову варианты. Наверное есть еще, но немного"

Гнетущая ответственность за себя и (не дай бог) других, от которой люди обычно стараются откреститься всеми возможными способами. Но таким способом никаких отношений не выстроишь - ни с другими людьми, ни с самим собой, ни с миром как таковым.
И только постепенно и со скрипом приходит понимание того, что "ответственность" - это не антоним свободы, а необходимая для нее составляющая.

С момента похода на этот спектакль прошло ровно 7 месяцев. Сегодня я вернулась из поездки в Англию/Ирландию с Метиленовый синий, она была хорошей и непростой, помогла понять какие-то мои слабые стороны и указала (хотя бы примерно) на то, над чем нам обеим еще надо работать. Думаю, в первую очередь именно над тем, как помогать друг другу ощущать эту взаимную любовь и нужность, не сбегая от человека на остров, чтобы писать ему оттуда письма о любви.

@темы: russian, theater

16:42 

Something to see

I'm feeling things
МХТ им. Чехова - Карамазовы (реж. К.Богомолов) (19/03)

А мир устроен так, что всё возможно в нём.
Но после ничего исправить нельзя


Что ж, это еще одна из тех рецензий, написание которой я внутренне предвкушала, хоть и понимала, что это будет очень непросто.
Потому что этот спектакль (а точнее - этот режиссер) открыл для меня целую новую грань жизни - а это всегда чертовски ценно, хоть и редко бывает легко. Как я уже писала здесь и здесь, "Карамазовы" стали для меня откровением и изменили мое понимание того, что такое, собственно, театр. Точнее, каким может быть (и какие штуки может проделывать с тобой) современный театр.

Самой короткой и точной аналогией будет бородатый анекдот, заключающийся в диалоге:
- Мне Шаляпин не нравится?
-Почему?
- Мне его друг вчера по телефону напел. Ни слуха, ни голоса!

Или, допустим, вы привыкли есть макароны с тушенкой (нечего строить гримасу отвращения, мы все любили это в детстве), да еще и залив всё это дело кетчупом, а тут появляется кто-то, кто недоваривает ваши макароны, зачем-то тушит к ним свежее мясо со свежими же помидорами, да еще и добавляет туда вина, каких-то травок с подозрительным запахом и вообще - совершенно непонятно зачем "выделывается", когда вам просто хочется макарон, к которым вы привыкли.

И вот дальше возможны разные варианты развития событий (в зависимости от степени вашей открытости миру), например: вы со скепсисом пробуете и морщитесь, потому что "это совершенно не похоже на макароны с кетчупом и тушенкой"; либо осознаете, что это "тоже ничего, конечно", но к чему столько усилий, это же просто еда; либо к вам даже может прийти мысль "хм, это в чём-то даже круче..." - вот примерный расклад, хотя возможны, конечно, и другие варианты.


Начну, как водится, издалека. Я не читала "Карамазовых". И не пришла в особенный восторг от подарка на грядущий день рождения в виде билетов на "пятичасовой спектакль по Достоевскому". Кроме того, в тот самый день я почувствовала симптомы наступающего гриппа, так что поход в театр все больше ощущался как неотвратимая пытка - но, раз это был подарок от Карповой, отказ мог быть сопряжен с реальной угрозой для жизни. Надо было идти. И сложно поверить, если лично не побываешь на этом спектакле, что "пять часов Достоевского" (т.е. три акта) могут пролететь так незаметно, легко, динамично, непринужденно, заставив забыть тебя не только о гриппе, но и вообще обо всем на свете, а просто обалдевать от происходящего, с жадностью следя за каждой сценой.


"Кара" (тюркск.) - черный. А черный - это стильно. Как заметил El Blanco, "актеры здесь не пытаются выглядеть так, как будто они дорого одеты - они действительно дорого одеты". Весь спектакль в "выполнен в элегантном черном цвете, на фоне которого и разворачивается АД.
Да, он ходит по грани, но нигде и никогда за нее не заступает. Как играет он со зрительской наивностью, как превращает жуткое в смешное (и наоборот!), и как обостряет пошлое (в широком смысле) до степени глубокого отвращения и ужаса осознания этой пошлости.
Я абсолютно восхищена тем, как Константин Богомолов работает с музыкой, с образами, с напряжением на контрасте. "Show must go on" поет отец Феофан (которого играет женщина) над телом Федора Павловича лежащем в горизонтальном солярии вместо гроба; под "Родительский дом" Митя устраивает драку с отцом; под "Я люблю тебя, Дима" на сцене появляется молодая и больная во всех отношениях девушка.
Полицейские в одеждах из "Заводного апельсина" нюхают кокаин. В конце спектакля явившийся Ивану Карамазову дьявол\отец Федор Павлович (в исполнении совершенно невероятного И. Миркурбанова - спустя какое-то время я ходила на "Чайку" с его участием и едва ли не впервые несла в театр цветы, именно для него) со злой радостью, которая знакома каждому из нас, поет: "Я люблю тебя, жизнь!" Это чертовски сильно - во всех смыслах.

В этом спектакле я услышала то, как звучала бы картина "Крик", если бы имела такую возможность (и это было страшно) - хотя это, конечно, уже мое собственное сознание, а не работа режиссера.
Вообще, очень круто видеть и понимать, какую колоссальную Богомолов проделывает работу, и как требует (напористо и безапелляционно) от зрителя в ответ того же - как и Герман со своим "Трудно быть богом").

Вот здесь, кстати, настоящая рецензия на фильм от куда более подкованного в этом всём человека, чем я. И из нее я украду вот эту цитату: "Да, Богомолов из тех режиссеров, что создают проблемы руководству государственного репертуарного театра. И главная из них — он точно знает, чего хочет, в нем уже нет юношеского метания и неосознанного желания впихнуть в свою работу все нарывы человечества. «Карамазовы» — это спектакль большого самостоятельного художника, страдающего и неравнодушного, способного выразить свою боль и вытащить ее из других".

Если тебя не трогает ничего, кроме того, что относится непосредственно к тебе - то стоит посмотреть себе в глаза и сказать: "этого недостаточно". (Лия Ахеджакова)

После спектакля я стала читать и слушать интервью с Богомоловым, и попалась мне прекрасная радиопередача про "Современные интерпретации шедевров классики", где он высказывает свое мнение по этому поводу, очень грубо сводящееся к тому, что:
"Надо зачастую (и в этом нередко заключается цель всех этих преобразований, трансформаций) просто сбить людям накатанное восприятие того же классического текста и театрального действа. И, кстати, это очень важная категория, с которой работает современный театр, - категория зрительского восприятия. Оно накатано, оно инерционно.
И, вот, когда человек видит что-то, что не отвечает его предварительным представлениям...Он начинает работать и телом, и мозгом, и душой. Ему это не всегда приятно.
И зачастую цель всяких актуализаций и преобразования классики – просто обновить, сбить восприятие классического текста, сбить традиционный приход, вот этого восприятие прихода в театр как светского раута или мероприятия, и заставить людей работать мозгом - в том числе по поводу самых простых классических текстов и классических вещей".

Ну какой же он Муми Троллик, посмотрите только!
Фотография режиссера


И еще вот тут отличная передача с ним, еще одним театральным режиссером и редактором журнала "Театр", в которой они рассуждают на тему того, насколько нужно жалеть зрителя и насколько допустима жестокость. Я бы очень рекомендовала ее к прослушиванию, но, зная, что не все здесь аудиоалы, процитирую еще один кусок, который мне показался важным не только "про Богомолова", но и "про искусство" вообще.

"К. БОГОМОЛОВ: Мне очень нравится мысль Марины (редактор журнала, прим. от меня) о компенсационном механизме, который работает, к сожалению, у нас, когда люди воспринимают театр как некую анестезию боли. И в этой ситуации анестезия для болеющего человека, постоянное обезболивающее без лечения, оно гибельно. Эта вещь гибельна, мне кажется. А сегодня в значительной степени театр должен становиться, как мне кажется – я не претендую на универсальность этой точки зрения, - именно диагностированием, напоминанием о боли, тем, что заставляет не спать, тем, что заставляет из-за той же (убитой во дворе) собаки, каких-то других ужасов и подонков, которые существуют в обществе, выходить на улицу. Не забыться, хотя очень хочется забыться, я вас понимаю прекрасно, но не забыться, а не дать этой боли утихнуть, напомнить.

А тем, кто не знает об этой боли или, может быть, не проживает ее так остро, как вы, заставить прожить эту боль остро. Не отменяя важной функции любого искусства как утешения, мне кажется, нужно развивать и помнить о важной функции искусства как вот этого диагноза и причинения боли не ради боли, не ради садизма, а ради излечения. Вот такое ощущение".



Может быть, это покажется кому-то возмутительным и смехотворным (а я не боюсь показаться смешной), но то, что делает Богомолов для меня на каком-то уровне восприятия мало чем отличается от того, что делают Монти Пайтон. Они заставляют зрителя думать. Рефлексировать жизнь не только на уровне собственной кухни, но жизнь как таковую всю. Ценить её и любить её всё больше. Но любить не пассивно (ничего нельзя раз и навсегда), а именно активно любить, становясь от этой любви лучше.
И как настоящие, сильные и серьезные художники - а к чему угодно можно относиться как к произведению искусства, здесь речь далеко не только о театре - они напоминают нам о том, что (спасибо Марте за прекрасную цитату): "Каждый день надо вмещать в себя весь мир - с войной, чумой, мором, гладом, яблоневым дымом, черемуховыми холодами, душистыми майскими ночами, необходимостью защищать своих живых и провожать своих мертвых, с этой невыразимой бесконечной любовью, данной нам если не в ощущениях, то хотя бы в крепдешиновых платьях и ванильных сухариках, которые мы не едим в самый голодный день, а кладем в карман и несем кому-нибудь - угостить."


"Вообще человек должен быть погружен в каждый день своего существования, должен быть погружен в культуру... Если бы просвещение было постоянным, интенсивным, активным, даже агрессивным, я думаю, мы жили бы в другом обществе". (Владимир Мирзоев)

Милый друг Ира, спасибо тебе большое, что приехала из Германии, сводила нас с k_shr на Богомолова и, тем самым, изменила мою жизнь.)

@темы: russian, theater

23:45 

I'm feeling things
Музыкальный камерный театр им. Покровского - Лунный мир (опера Й. Гайдна)

Ох.
Ох-ох-ох.
Я даже не хотела писать рецензию на это, но перед кем еще быть честным, если не перед собой? К тому же просто взять и вырвать из памяти целый вечер (еще и проведенный с мамой) - показалось мне никуда не годным расточительством.
Кроме того, глупо и неправильно будет утверждать, что там не было совсем ничего хорошего.

Живая музыка - это прекрасно. Целый оркестр живых инструментов, играющих Гайдна - это замечательно.
Но когда при этом постоянно поют люди...эх. Еще и в дурацких костюмах.
Конечно же, мое мнение субъективно до чудовищных масштабов. И, положа руку на сердце, я абсолютно ничего против поющих людей не имею - например, талантливо сделанные мюзиклы очень люблю. Да "дурацким" смело и справедливо можно назвать основную часть того, что составляет мой гардероб.
Но вот эта буффонада почему-то совсем не доставила удовольствия. Не захватила, не погрузила в себя, не заставила "быть там, а не здесь" (а хорошие постановки - по моему убеждению - делать это должны). Изменять твое восприятие - делать его обостренным, немного наивным. В общем, хотя бы какой-то частью твоего существа ВЕРИТЬ в то, что разворачивается перед твоими глазами (как верить в Тоторо и Мэри Поппинс или верить в Пропивающего глобус географа и Волка с Уолл-Стрит - это очень разное, но абсолютно искреннее "верить").


Ради робкой надежды вызвать улыбку на устах charlie k. употреблю здесь слово "ФУФЕЛ".


Возможно, я не ценитель опер. Возможно, эта конкретная постановка была нехороша. Но я честно не люблю/не понимаю этого жанра искусства. От слова совсем.
Но в целом мне сложно проникнуться всем этим - особенно, сюжетно необоснованным пением , хотя красота некоторых опер для меня абсолютно несомненна (отдельные части того же "Фигаро", например, с радостью переслушиваю).

Cut long story short:
На вкус и цвет фломастеры разные.

@темы: russian, theater

16:00 

"Некостюмированное средневековье"

I'm feeling things
71.Трудно быть богом (2013)

Невозможно стать образованными, если читать только то, что нам нравится.
/Жозеф Жубер/


Перед просмотром освежила воспоминания об оригинальном произведении благодаря прекрасному радиоспектаклю от "Эха Москвы". Гуляла по холодному весеннему Петербургу во время первого в моей жизни отпуска, и погружалась в этот жуткий, неприятный и непринятый героем мир Арканара.
Румата рассказывал Кире про то "какой существует на свете прекрасный город Ленинград" и как он увезет туда ее, "маленькую". Я шла по Кировской улице, у меня по лицу текли слезы. Помню, что в кульминационный момент (т.е. конец) я была возле Смольного, который ярко подсвечивался на фоне темно-темно синего (почти черного) неба с едва заметной розовой полоской заката. Под ногами шуршал гравий (по моему глубокому убеждению - это один из лучших звуков, существующих на планете). Ah, das waren Jahren.
Но - к рецензии на фильм!


Итак, он вызвал очень ОЧЕНЬ смешанные чувства. Уже исходя из одного визуального стиля, я подозревала, что фильм будет "тяжелым". Не "чернуха", не "жесть", не "скукотища", а вот именно тяжелым - другого слова не подберу.
Не так давно я где-то прочитала историю о том, как однажды какой-то человек возмущенно заявил Пикассо, что не понимает его работ. На что живописец ответил: "А вы понимаете китайский язык?" "Нет, я же никогда его не учил", - ответил человек. "Ну вот и с искусством то же самое. Чтобы понимать его, надо учиться". (что, кстати, ни разу не отменяет того факта, что есть действительно плохие картины, песни, книги, фильмы, игры, но речь не о них)

Мне кажется, эта история очень хорошо подходит к этому фильму.
И - нет, я не хочу сказать этим: "мне понравилось, потому что я умная, а кто не понял - тот дурак". Более того - я вышла из зала с головной болью, фейспалмом и мыслью: "господи, на что я потратила эти бесценные часы лучших лет своей жизни?"Мне очень не понравилось. Поначалу.
Как же прекрасно было выйти на свежий воздух, в солнечную московскую раннюю весну. После пребывания в этом четырежды ужасном черно-белом, безрадостном, грязном и шумном мире, внезапно оказалось, что в мире настоящем (то есть, в грешном, далеко не совершенном нашем мире) столько ярких цветов, столько приятных человеческих лиц, столько красоты! И зеленая травка, и лучи закатного солнца, которые ложились на асфальт золотыми струнами, превращая твою тень в тень длинноногого прекрасного гиганта, и даже похожая на большой торт церковь - буквально всё радовало глаз.

Наша небольшая компания (где-то семь человек) наслаждалась прогулкой, попутно обсуждая увиденное - которое, к слову, почти никому не понравилось.
Но в какой-то момент мне подумалось, что как минимум "вот этот вдох полной грудью, вот это желание гулять и радоваться окружающему", возможно, хотя бы отчасти, стоило того, чтобы посмотреть этот фильм.
Но, конечно, даже я не столь наивна, чтобы поверить, что всё это только для того, чтобы "всё испортить, а потом вернуть как было" - с такими интенциями невозможно сотворить ничего толкового. А всё увиденное явно не было бездарно.

Потом я подумала о Бодлере и том, как он "воспевает" грубое, приземленное, физиологичное, неотвратимо тленное, подверженное распаду. Его "Труп меж трупами, в ком всё давно мертвô".
И следующей очевидной ступенькой в размышлениях стал Босх. БОСХ. Я сразу почувствовала, что попала здесь в какую-то неуловимую, но самую что ни на есть "точку".
Это всё, весь фильм - оживший Босх (кто-то говорит, что Брейгель - можно для удобства остановиться на Северном Возрождении в пределах Нидерландов). Достаточно вглядеться в крупные планы лиц, какие-то орудия, пейзажи - и сомнений не остается.

Здесь действительно очень много грязи, мокрой, влажной, противной грязи, смешанной с потом и испражнениями. Отвратительное ощущение, когда у тебя нет ни малейшей возможности помыться, согреться, успокоиться, и - главное - побыть одному. Весь фильм просто таки пропитан и сочится этим ужасным-ужасным "неодиночеством". Постоянно вокруг кто-то суетится, трогает, что-то хочет от тебя. Всегда есть наблюдатели, и нет этого бесценного личного пространства. Очень много крупных планов, много соответствующих хлюпающих-булькающих звуков.
Ты (как и главный главный герой) всё время под чьим-то присмотром. Все в этом Арканаре постоянно под присмотром - даже король никогда не остается один, его спальня - проходной двор. Ощущение тюрьмы, барака, психбольницы, коммуналки. Давящее. Раздавливающее.
Да - это совсем другой Арканар. И это другой Румата. Совсем не тот, кто не смог и пяти лет продержаться в Арканаре (не в последнюю очередь благодаря своей "маленькой" Кире), не дав волю (извращенным, как и всё в извращенном мире) чувствам отвращения и справедливости.


И это другое "Богом быть трудно".
Основная идея уже не в том, что трудно наблюдать и не вмешиваться, а трудно быть среди всего этого и не становиться его частью. И ты видишь, как именно оскотинивается герой Леонида Ярмольника. Как ты сам и кто угодно вообще может также оскотиниться. Вспоминается сильно задевшая и глубоко засевшая (уже года два как) в мою голову мысль Марты о том, что "ты все равно рано или поздно превращается в то и тех, что/кто тебя окружает, поэтому выбирать и создавать (!) окружение надо с большой осторожностью и осознанностью".
На каком-то уровне - это настоящий шедевр.
Съемки этого фильма были колоссальной работой (13 лет) для режиссера. И он вполне имеет право требовать серьезной работы от своего зрителя.


Позволю себе процитировать El Blanco: "Книга - это великолепное художественное произведение. Действительно великолепное. А фильм - уже не художественное, это документальное кино про Арканар 10 лет спустя. Здесь нет другого мира. Это - единственный возможный мир, безо всяких нарративных условностей".


"Тот, кто не читал этот роман Стругацких, ничего не поймет. Но тому, кто не читал его, и смотреть фильм не надо. Это не снобизм, боже упаси. Просто этот человек живет в совершенно другой реальности и, возможно, его реальность совсем не хуже. Просто она другая" - с этих слов начинается маленький, но очень хороший пост mi3ich'а про этот фильм, с которым тяжело не согласиться.

Да, на это нельзя набрасываться неподготовленным. Прекрасная статья Умберто Эко, посвященная этому фильму, именно об этом. А уж кто как не он имеет право рассуждать о Средневековье.


Через несколько часов после окончания киносеанса в ИЖЛТ была лекция-обсуждение этого фильма. Тогда мне не хватило guts, чтобы пойти на нее, хоть я и записалась заранее. Я просто оказалась не готова.
Можно сделать скидку на то, что у меня был эмоционально тяжелый период в жизни, мне нужно было "отойти от просмотра" и вообще была хорошая погода и хотелось гулять, но я именно что "была не готова".
Сейчас (4 месяца спустя) - уже лучше. К счастью, запись этой лекции есть, даже со слайдами. И я, наконец таки, послушала её, когда работала над этой рецензией.
Что рекомендую сделать и вам, если вы все-таки решитесь взяться за эту серьезную работу - посмотреть это кино.


UPD:
И вот это тоже сюда очень в тему.




Забегая вперед, скажу, что через 9 дней после просмотра "Трудно быть богом" (сиречь 19 марта) я сходила на спектакль "Карамазовы" Константина Богомолова (рецензия на него грядёт), который не только оказал огромное влияние на последующую мою жизнь, но и кажется мне теперь, оглядываясь назад, чем-то неизъяснимо похожим на этот фильм. Он точно так же разрушает границы между зрителем и тем, на что\кого он смотрит, также погружает тебя в это, "не оставляя ничего от тебя прежнего" , также же заставляет захотеть кричать, разрушать, не соглашаться, переделывать, изменять. Все как у Бертольда Брехта, которого совершенно не зря я упоминаю здесь вслед за Эко, который говорит о нем в контексте фильма Германа.
И вообще Богомолов объяснил, показал, поразил этим спектаклем...но об этом, в следующих рецензиях. Следите за обновлениями ;)

@темы: movies, russian

23:14 

I'm feeling things
Алиса в стране чудес - радиопьеса (1976)

Мир полон магических вещей, терпеливо ждущих, когда наши чувства станут острее.
/Уильям Батлер Йейтс/


У меня нет отдельного тега для "аудиотеатр", который подошел бы сюда как нельзя лучше. Это, тысяча чертей, ШЕДЕВР. Я точно помню, что начала слушать этот спектакль, когда ехала тёмным пятничным февральским вечером в далекое Подмосковье к подруге Даше, которая отмечала годовщину свадьбы. И точно помню, как прямо в электричке из глаз у меня потекли слезы восторга и восхищения, а лицо озарила счастливейшая из улыбок. Я не стеснялась смеяться вслух над этим _чудом_ и во время одиноких прогулок (по Москве и Петербургу - где оно и было дослушано). Более того, как только оно кончилось, я не стала нажимать на "stop" и просто начала слушать еще раз, заново.

Пожалуй, подобные чувства из вещей звуковых (но не являющихся музыкой!) у меня вызывали разве что книги про Гарри Поттера, начитанные Стивеном Фраем ( :heart: ). А это едва ли не лучшие аудиокниги, которые мне (so far) доводилось слушать.

Спасибо, милая и любимая Agni Zelenka, что 5 лет назад скинула мне папочку с этим волшебством вместе с индийской музыкой и нашими фотографиями из "йога-школы".
И спасибо Илье за то, что заставил меня вспомнить об этом факте, устыдиться величине своей прокрастинации и "с головой погрузиться в прекрасное". С другой стороны - всё всегда происходит вовремя.

Какие голоса, какие песни! Как будто качает на волнах радости, беззаботности, безмятежности.
Как будто ты действительно Алиса, а рядом незримо присутствует добрый, верный и надежный Додо, который не бросит, не оставит, на забудет - ведь он же обещал...


Все равно я скучать ужасаю.
Сэр, возьмите Алису с собой.



Я очень хочу, чтобы вы послушали (и переслушали) это, потому что это ПОТРЯСАЮЩЕ. Я не просто рекомендую, я заклинаю вас это сделать - подарите себе немножко этого счастья.
Либо вы послушаете этот спектакль, либо это будут делать выжившие члены вашей семьи.


Кажется, у меня появилось еще одно психологическое "убежище", в котором можно прятаться, когда это необходимо. В списке есть Кирандия, Назад в будущее, какие-то книги Макса Фрая (по крайней мере, раньше были точно - убежища тоже надо проверять время от времени), занятия музыкой для себя и, конечно, бумагомарание (в том числе, электронное).

@темы: russian

22:40 

I'm feeling things
Петербургский "Театр Дождей" - Поминальная Молитва

Если бы эту рецензию я писала в начале марта (когда только посмотрела спектакль), она вышла бы другой. Тогда мой "театральный год" (от 2 до 6 походов ежемесячно с января по июнь) только начинался. Тогда я еще не побывала на "Карамазовых", в моей жизни еще не появился Любимый Театральный Режиссер, тогда я еще совсем не понимала, что такое театр. Дабы сбавить градус пафоса скажу, что и сейчас, конечно же, не понимаю, но по ощущениям подошла к этому гораздо ближе.

Мне не хочется писать плохо, но я не могу писать хорошо. И, главное - не могу писать беспристрастно. Спектакль сам по себе хорош не настолько, насколько хороши мои воспоминания о нём. Потому что они напрямую связаны с тем, где, когда, с кем я его смотрела. С важным для меня человеком, близким и дорогим другом, по которому чудовищно скучаю. По этой причине я бережно храню все имеющиеся воспоминания о проведенном вместе времени.
И это, конечно, неправильно в данном контексте - ведь воспринимать произведения нужно в отрыве, трезвым и честным умом, с максимальной возможной объективностью. Но, если честно, я не верю в объективность. Всё субъективно - хоть до какой-то степени. Так что позволю себе дать эту слабину.

Несмотря на то, что я не могу отметить в спектакле какой-либо выдающейся актерской игры (Менахем, впрочем, был неподражаем), но именно на эмоциональном уровне он оказался для меня неожиданно сильным. Даже мощным. Все перечисленные мной ранее ощущения, касающиеся пьесы, в театре переживались куда сильнее - что само по себе не сюрприз, но случается далеко не всегда.


Думаю, в тот момент само по себе мое восприятие было обострено настолько, что пожар мог начаться от любой искры (не буду кривить душой, на каком-то глубинном уровне это все еще не изменилось, и оно, пожалуй, к лучшему). И ничего удивительного в том, что достаточно средняя постановка вызвала такую эмоциональную бурю. Но я очень рада, что она была. И постановка и буря.

Кроме того, в голове моей всегда роятся бесконечные вопросы, какие-то из них периодически выступают на первый план, почти постоянно появляются новые, и ответы на них кроме как из окружающего мира и от людей получать совершенно неоткуда. А получать ответы - пусть даже в очень расплывчатой, неясной, но почти до боли остро ощущаемой форме символа - можно только на те вопросы, которые ты способен себе задать. Значит, по сути: вопросы важнее ответов. И для меня в этой пьесе как будто были какие-то "ответы" на важные на тот момент внутренние вопросы. Поэтому так зацепило. Выразить их (как вопросы, так и ответы) с помощью несовершенного человеческого языка не представляется возможным, но в прогулках наедине с собой, когда ты весь становишься единым с миром - как взлетать на самолете, когда ты одновременно ощущаешь тотальную незначительность и тотальную же значимость своей единственной неповторимой жизни -вот тогда ты понимаешь, что они есть. Что есть внутри тебя это что-то такое большее, чем ты сам. Внутренний зритель, наблюдающий за внутренним актером, играющим очередную роль. И что, пожалуй, самое-самое важное: этому зрителю нравится то, что он видит. Ему это угодно, доставляет удовольствие, он этому благоволит. А, значит, всё правильно и всё не зря.


Да - это простая, в чем-то даже топорная постановка напрямую по тексту. Я не стала бы ходить на этот спектакль второй раз. И, вероятно, не стала бы советовать его другим людям.
Но сама я совершенно точно рада, что побывала на нём, и что успела предварительно прочитать пьесу.


В ближайших планах - посмотреть запись Ленкомовской постановки Марка Захарова и (предположительно) впечатлиться ею.

@темы: theater, russian

15:12 

"два часа счастья за 300 рублей"

I'm feeling things
Театр "ОКОЛО" - Три мушкетера

Чем больше вы знаете — тем больше получите. Чем вы надменнее — тем меньше.

В своем маленьком блокнотике (который всегда-с-собой) после этого спектакля я записала, что это "Три мушкетера", поставленные в атмосфере "Покровских ворот" ("опокрововороченный") , с тем же настроением, с той же меланхолией и ностальгией. С каждым годом всё грустнее становится смотреть этот фильм, всё ближе и понятней эта тоска, эта пронзительность, эта "утраченная беззаботность". И чтение Житинского (о нём в последующих рецензиях) только еще сильнее обострило это чувство.
К слову, на следующий день после просмотра этого спектакля я поехала на несколько дней в Петербург, на обратной дороге откуда случайно посмотрела "Покровские ворота". Так что и эта мысль, получается, была не зря.

Не могу подобрать лучшего саундтрека к этому спектаклю (самой песни там нет, но ее авторам понравился бы спектакль, а режиссеру - песня, я уверена):


Здесь нет грусти, но здесь есть пронзительность, счастье с примесью сладкой печали.
Мы видим все еще полных этой жаждой жизни, желающих играть в мушкетеров и "войнушку", но уже стареющих детей - и, тем не менее, для них дамы всё еще вечно прекрасны, а подвиги и переживания их остаются почти никому не видны. Это про и для тех, кто вырос в твердых джинсовых куртках. Для кого простая палка могла быть любым орудием (от кисти художника до лазерного пистолета повстанца из вселенной "Звездных войн"), а картонная коробка - вообще чем угодно. У кого в детстве был Высоцкий, палатки, костры, гитары. Карманы, полные бесценных фантиков, камушков, желудей, каштанов, скорлупок и перьев. Кто был "шпаной" и остается ею до сих пор где-то там, глубоко внутри.

Знаете, даже у тех, кто не застал всё это сам, для кого это - чьи-то чужие воспоминания, знакомые по фильмам, книгам, рассказам пап, мам, старших братьев и сестер - всё равно этот спектакль не может не вызвать приступа ностальгии, в этом есть что-то такое объединяющее, общее, теплое. "Потерянный рай детства"


Как и в предыдущих (и вообще, судя по всему, всех) спектаклях театра "Около дома Станиславского", здесь много поют и играют на музыкальных инструментах вживую. Может быть, не виртуозно, но с максимальной душевностью.
Невозможно не улыбаться, когда режиссер и его чудесные актеры ведут эту игру со зрителями. Смотря на убийственную харизму улыбки короля, "хрустальные подвески королевы" (которыми оказываются ёлочные игрушки), на девушку-лошадку Д'Артаньяна, цокающую каблучками. На стареющих Артоса, Портоса, Арамиса, у которых внутри шляп есть нашивки (ну точно как в детстве), чтобы напоминать им их же собственные имена.

В этом театре нет занавеса, потому что зритель не отделен от пространства разворачивающегося действия, он - вместе с ними, тоже там, ему это знакомо, близко. Надо только принять эти правила и "поиграть" вместе с ними.
С этими красивыми женщинами и мужчинами - очень разных возрастов. Не "когда-то красивыми", а именно сейчас.

Это не театральное изложение классического сюжета "королева-Бекингем-король-подвески-Констанция-Миледи". Прошлым летом я ходила на постановку "Трех мушкетеров" РАМТа - вот там именно что просто показывали тот самый, всем известный и набивший оскомину сюжет. Без переосмысливания, без идей. Настолько скучно, что было решено не тратить время на просмотр второго акта.
Здесь же это - просто один из миров, "сеттинг", в котором разворачивается Игра. Это - эпизоды, роли, архетипы, с заранее известной судьбой, но совершенно непредсказуемым отображением (чего стоит письмо королевы с содержанием "Кардинал - сука!"). И здесь важно именно КАК, а не ЧТО.

Хороший спектакль о недолговечности жизни (а театральная постановка - самое недолговечное из всех искусств), силе человеческой памяти и важности сохранения чести, верности "внутреннему себе", даже если уже едва можешь вспомнить, как тебя зовут.


А еще, конечно, вот что объединяет в моей (и я знаю, ребятки, не только в моей) голове детство и Трех Мушкетеров:



Тем, кому хоть немного стало интересно, и кто (в силу каких-либо причин) не может сходить посмотреть спектакль вживую, даю ссылку на выложенную в открытом доступе запись спектакля. Качество хорошее.
http://culture.ru/perfomance/item/55/

@темы: russian, theater

23:22 

Что останется после меня

I'm feeling things
Для всех тех, кто - по какой-либо нелепой прихоти интересовался тем:
"Куда делись рецензии, ты ленивая задница?"
"Ты вряд ли перестала читать/смотреть/играть, так что...опять в срочном порядке будешь писать в день по 3 рецензии?!"
"Когда же это кончится?"


Отвечаю: Да-да, я очень грешна - в том числе перед собой. Но теперь дела пойдут на лад (на какое-то время хотя бы).

Меня отчасти прощает тот факт, что один из прошедших месяцев я потратила на создание собственной аудиокниги (точнее, аудиорассказа). А еще пара месяцев была сопряжена с таким глобальным психологическим и эмоциональным трешом, что за это до сих пор стыдно).
Но вернемся к аудиокниге! (да-да, здесь будет самореклама)

Являлась изначально она подарком на день рождения уже упоминавшемуся ранее чудесному Илье М.
Но он благодарно разрешил делиться ею, чем я с удовольствием и занимаюсь :)


Собственно, Джеффри Форд - Империя мороженого

Фидбек приветствуется, но остается на ваше усмотрение :)


А я пока еще раз выражу здесь благодарность всем тем, кто помогал мне в этом, всем тем, кто терпел мою несносную натуру, и тому, кто вдохновил меня на эту работу :)
Ребята, это было незабываемо! Ради этого стоило засиживаться допоздна в офисе, гремя в микрофон кофейными чашками с моей "Анной", мерзнуть в пустынных переулках Китай-Города с "крупным мужчиной за прилавком", вдыхать запах трубочного табака с "Доктором Стэллином", заставлять кряхтеть старенькую "миссис Бритник" и заливисто смеяться с обворожительной "Официанткой". Спасибо вам всем! (И отдельное спасибо автору последней использованной композиции за разрешение использовать ее в этих дилетантских целях)



Конечно, подмывало выложить отдельно какие-нибудь "неудачные дубли" со смехом, посторонними внезапными звуками и прочим голосовым баловством, но, пожалуй, это останется только между нами.)

@темы: books, russian

15:20 

"У бабушки Этл был внучонок Мотл"

I'm feeling things
49. Григорий Горин - Поминальная молитва

Прочитать решилась потому, что запланировался поход в театр на соответствующую постановку (притом еще и в культурной столице!), а я не могу ударить в грязь лицом перед тамошней интеллигенцией слишком туго соображаю и могу многое упустить, не зная (подзабыв) оригинал.

И удовольствия от чтения я получила куда больше, чем могла рассчитывать. Какой слог, какое чувство юмора! Ни раз я хихикала в голос за недолгие пару часов чтения, наслаждаясь той или иной меткой фразой, и думая о том, что ведь встречались мне в жизни люди, действительно разговаривающие так, и до чего же прекрасно понимать русский язык.)
Думала о Дежурове и его кукольной пьесе о "Царе Максимилиане", о Филатове и о том, какого рода энергия объединяет их (а, может быть, даже нас?).

Я не прочла, я просто таки проглотила эту пьесу, потому что оторваться от нее было выше моих сил (к тому же она коротенькая). И не только потому, что в принципе люблю пьесы. В ней много света среди общего ощущения "неустроенности и неправильности" жизни. События, как будто бы происходят сами, даже если кажется, что ты до какой-то степени их контролируешь одним уже своим о них знанием. Это прекрасная зарисовка "простоты счастья на фоне сложности жизни", которая никогда не будет устроена до конца справедливо и/или так, как тебе того бы хотелось. И герои одновременно не отреченно пассивны, но и не противятся излишне тому, что происходит вокруг. Живут как живется.

Хочется и плакать и смеяться. Совсем не ожидала такого количества эмоций от такого небольшого произведения.

Теперь с чувством выполненного долга могу идти смотреть спектакль :fly:

@темы: russian, books

15:19 

I'm feeling things
69. Географ глобус пропил (2013)

Этот фильм был мне присоветован Ильей М. еще за два дня до конца ушедшего года, но окончательным шагом к его просмотру стало предложение от Пельмешки: "давай вырвемся среди рабочей недели в кино и посмотрим Географа, я очень хочу". Так мы и сделали. А после фильма я шла пешком домой и думала о том, как славно жить на свете, как легко иногда себя почувствовать просто счастливым и как здорово осознавать, что сейчас "счастливейшее время жизни" (Хотя по утверждению Карлсона "все годы жизни являются лучшими").

И это прекрасный, замечательный, сильный, серьезный и добрый фильм о...да просто о жизни. О том, какая она у нас разная. Какая иногда тоскливая, иногда счастливая, плохая, хорошая, изматывающая, но ЕСТЬ. По моим ощущениям это один из самых патриотичных (в самом хорошем смысле этого слова) и, как ни странно, жизнеутверждающих фильмов, которые мне доводилось видеть в последнее время.

Мне очень понравилось отсутствие излишних гипербол, которые часто опасаешься увидеть в "фильмах про настоящую Россию": каких-нибудь заброшенных, грязных, спивающихся деревень, угнетающую бессмысленность и скучность жизни (притом это и в декорациях богатых домов отлично можно показать), конкретных авторитетных пацанчиков, вороватых чиновников, несчастных матерей, тупых детей и т.п. Нет здесь и слезовыдавливающих "березок", бескрайних золотых пшеничных полей, хрустальных ручейков и белоснежных козочек. Нет морали, разделения на черное и белое, нет обвинений в чей-либо адрес.
То есть, конечно, все вышеперечисленное можно увидеть, если вычленять взором только желаемое, но, как мне показалось, "Географу" удается охватить куда более широкую, разнообразную и оттого честную картину. Настолько честную, что между ней и собой не поставишь безопасных и успокоительных "барьеров".

Итак, у нас есть учитель географии, персонаж очень интересный и многогранный - именно благодаря тому, что мы видим отношение к нему всех остальных героев (жены, соседки, друга, учеников, собственной дочери и проч.). Проблем у него хватает точно, он многих людей делает несчастными (в основном своим бездействием, пассивностью), но при этом вполне искренне по-человечески любит их. Он пьёт, притом много. Звезд с неба не хватает, обманывает, в общем - к порокам склонен. Но при этом он...счастлив. У него действительно есть в глазах эта теплота и любовь, и поэтому (мне кажется) в фильме столько света и солнца. На (примерных) словах: "я хочу быть чем-то вроде святого - любить людей и делать им хорошо, но так, чтобы к себе никого не привязывать и самому ни к кому не привязываться" я привстала на кресле, придерживая отваливающуюся челюсть (потому что я сама почти теми же словами недавно выражала ту же мысль), правда, при и несколько иных обстоятельствах.
Кажется, в себе я не совсем без удовольствия вижу какие-то общие с этим героем черты, но одновременно очень надеюсь, что внутренней силы и поддержки "единомышленников" (в лице людей и бесконечно благосклонной ко мне судьбы) хватит на то, чтобы не заработать в придачу к положительным чертам его всю ту кучу недостатков и страхов, которые, все-таки, мешают вести "нормальную цивилизованную жизнь".

И Машу, очевидно чувствующую тоньше, и явно больше думающую, чем ее одноклассники, обладающую каким-то навыком эмпатии и внутренним огнем, зарождающейся потребностью искренне любить - вот эту Машу сложно не понять в ее влюбленности в учителя. Да и мало что привлекает сильнее, чем внутренняя сила, которой при этом еще нужна забота и помощь.

Когда фильм кончается, за будущее географа очень переживаешь. И за всех его близких.
И за школьников - пусть и в меньшей степени. С одной стороны, пережитое не может пройти совсем "мимо" в их судьбах так, чтобы они полностью вернулись к тому, от чего ушли (см. рецензию на "Хоббита"), а с другой, цитируя Пельмешку, "Им еще не столько лет, чтобы последствия эти стали необратимыми".
Кажется, что-то сдвинется с места, но закрепятся ли эти результаты? Будут ли они через 20 лет такими как сам их учитель или нет? В жизни нет ничего предсказуемого, и в этом тоже ее прелесть.
Обидно думать, что они остаются без наставника, когда он еще нужен. Впрочем, этот конкретный уже сделал всё, что мог, и, наверное, больше ничего не дал бы.


По дороге домой мысль моя периодически приходила к тому, что это, почему-то кажется "Волком с Уолл-стрит" наоборот. Не могу объяснить почему, но всё равно запишу, раз уж она такая навязчивая. А еще это чем-то похоже на "Спасти мистера Бэнкса". Скорее всего тем, что "попытки быть хорошим для всех" здесь увенчиваются сомнительным успехом.


А еще музыку для фильма написал гитарист группы «Аквариум» Алексей Зубарев.
Кроме того, героиня-школьница Маша очень похожа на charlie k., что делало для меня просмотр еще более трогательным.
Большое спасибо за рекомендацию, Илья!

@музыка: Несчастный случай - Сел и поехал

@темы: russian, movies

22:10 

I'm feeling things
Театр Вахтангова - Пристань

Ужель и впрямь, и в самом деле,

Без элегических затей -

Весна моих промчалась дней

(Что я, шутя, твердил доселе)?

И ей ужель возврата нет?

Ужель мне скоро тридцать лет?
(А. С. Пушкин)

Шесть коротких историй, особенно не связанных друг с другом, разве что темой старости. В них нет особой глубины, трагичности, или же легкой грусти, смешанной с радостью давно ушедших дней. Это было сродни простому чтению этих же рассказов, не возникало даже мысли о том, что их как-либо изменило режиссерское видение.
Вы когда-нибудь видели по телевизору такую передачу, где за чаем\вкусным столом собираются актеры театра и кино (маститые и не очень) и рассказывают друг другу всякие профессиональные байки разных лет? Все это очень уютно и камерно. Вот похожее чувство у меня вызвал этот спектакль - он больше для самого театра, всех тех опытных и всеми любимых актеров, которые принимают (в принимали) в нём участие, для массового зрителя. Действительно хорошее посвящение всему, что (по-видимому) представляет собой это театр для всех людей, которые играли, играют и будут играть в нём. Кажется, это что-то хорошее, важное и ценное для них и театральной культуры в целом. Но не для меня, человека простого и достаточно далекого от театральной этой тусовки и от понимания многих и многих законов театра в принципе.

Конечно, опытных крутых "старичков" приятно и здорово видеть. Подрастающая молодежь старательно не отстает и очень радует.
Круто, что театр может позволить себе живых музыкантов, которые играют не столь значительные, но все-таки роли. А чьё эстетическое чувство не будет удовлетворено, когда на сцене стоит тонкая изящная скрипачка в длинном черном платье?)

Но это далеко не тот "театр", который я люблю. Нет какого-то ощущения пронзительности, чего-то сильного и мощного. Не то, что я стала бы советовать другим и не то, что (по меньшей мере на данный момент) сделало меня хоть в чем-то лучше.


P.s. А вот голоса, конечно, почти у всех впечатляют - сразу хочется в их исполнении слушать книги или аудио-спектакли с их участием.

@темы: russian, theater

10:47 

I'm feeling things
Театр "Около" - Сторож (по пьесе Гарольда Пинтера)

Это была первая пьеса, которую мы читали вслух по-ролям с El Blanco, а потом еще и пытались сделать домашний аудио-спектакль с участием моего великолепного папы (не только в виде звукорежиссера, но и в виде одного из актеров). Ah, good ol' times.
Другими словами, текст мне был знаком настолько, что я едва ли не произносила в голове реплики одновременно с актерами. И это было странное и забавное чувство - как в голове сливаются несколько миров и множество воспоминаний. Сама я в тот день (29 января) находилась не в лучшей форме: сонная, вялая, эмоционально вымотанная, под конец первого акта даже к стыду своему почувствовала, как слипаются глаза. Но все это, пожалуй, еще больше способствовало слиянию миров.

Сам спектакль настолько камерный, что его, кажется, даже не фотографируют. Около 30 мест, три ряда, первый из которых уже не отличим от сцены. Это жизнь крупным планом, персонажи под микроскопом. Как и сам Пинтер писал о них. И вся обстановка комнаты, в которой разворачиваются события, только усиливает этот эффект: куча барахла, старые сломанные вещи, как будто (?) найденные на свалке, чемоданы, ботинки. Никчёмность. Спасает почему-то только глиняный Будда на столе - впрочем, судьба его символична и печальна.

Персонажей здесь всего три: двое братьев (один из которых после особой больницы и особого лечения не хочет и не может контактировать с социумом, но мечтает о маленьком сарае, где спокойно мог бы работать, а второй, резкий и не менее сумасшедший, мечтает достроить не без помощи брата большой дом и обставить его по последней моде) и вороватый старик, который одновременно боязливо и нагло пытается "найти место под солнцем", пристроиться, фактически мечется от одного брата к другому, не понимая того, что между ними братьями нет и не может быть вражды, хоть взаимонепонимания это не отменяет.

"Обманчиво бестолковая клоунада" - встречается в описании спектакля на сайте самого театра. Так оно и есть. Персонажи не слушают друг друга, даже не особо пытаются. Это похоже на часто встречающиеся в реальной жизни дискуссии - когда ты не слушаешь мнение другого человека, а просто ждешь окончания его словесного потока, чтобы донести собственное мнение, рассказать свою историю, которую, в свое очередь, также не слушают. Похоже на разговор вслух с самим с собой, то есть на первый (?) признак сумасшествия.

И это действительно "идеальный спектакль про разобщенность, преодолеть которую невозможно, а может, и не нужно".


Вообще, конечно, если бы не подошедший ко второму отделению Паша, вряд ли бы сами мы заметили столько религиозных (не только библейских) мотивов в пьесе. Хотя бы потому, что не осведомлены об этом так, как он. Так что ему отдельное спасибо за интересный разбор и мысли, которые он высказывал на обратной дороге. Но одна общая с ним мысль, все-таки, была и у меня (он высказал ее с придыханием еще на выходе из зала): "Какие же великолепные актеры!"

@темы: theater, russian

00:23 

I'm feeling things
48. Дмитрий Чернышёв (mi3ch) - Как люди думают

Дежуров, увидев обложку этой книги, сказал: "Обычно мало и плохо".
Легкая, интересная, местами даже очень интересная, но при этом....стандартная, хоть и пытается учить выходить за стандарты. Все это как одна большая запись в его же ЖЖ. Хорошая, но это, все-таки, не книга. Хотя ожидания от того, что может написать человек, которого ты читаешь, несколько раз живьем видел, слышал и даже чуть-чуть общался, оправдываются.

В ней действительно есть хорошие факты, которые полезно узнать\напомнить себе. Но в отличие от той же "Фрикономики" это в большей степени сборник "фактов", чем большой анализ их. С другой стороны - процесс их обмозговывания и додумывания автор оставляет за читателями, что тоже по-своему хорошо. Возможно, ее имеет смысл время от времени перелистывать, чтобы освежать голову, так что я не жалею о ее существовании и присутствии в моей жизни (особенно в таком "полном неавторских ремарок" состоянии) и радуюсь подписи автора, а также истории ее появления.

И очень-очень приятно и интересно было читать комментарии от Паши , "отвечать" на них, писать свои. Как будто пишешь на парте кому-то, кто сидел за ней раньше, но точно больше не будет. А прочтет это тот, кто будет сидеть после тебя. И только так - пишешь в будущее. Конечно, мои дурацкие мысли, ассоциации и замечания и в половину не так хороши и ценны, как Пашины, но все-таки.

А еще был печальный момент, когда я думала, что потеряла книгу, но она быстро нашлась на работе, к счастью. В тот же день выяснилось, что лучезарному нашему шефу подарили такую же. Что, конечно, хороший знак.

С удовольствием дам почитать, если вы пообещаете оставлять свои комментарии :)

@темы: books, russian

02:58 

Твои тараканы растут и развиваются вместе с тобой

I'm feeling things
Театр "Около"- Оккупация — милое дело. О, Федерико!

За одну неделю это второй для меня поход в этот же театр, и первое наблюдение: интересно следить за тем, как одни и те же актеры воспринимаются по-разному в зависимости от роли, здесь они молодцы. Кроме одного, который был пугающ и зловещ в обоих случаях, притом ни в одном из них данной цели не преследовал, из чего я могу сделать вывод о том, что это чисто субъективная оценка.

В спектакле присутствуют нарезки из военных хроник, современных парадов, фильмов Фелинни (название символизирует), Куросавы и других известных (видимо :shy2: ) режиссеров того же периода. Большинство сцен повторяется по несколько раз - непонятно зачем.
Откровения, воспоминания шизофреничной ("шизофрения - не болезнь, а способ жить") бомжички, пережившей славные времена жизни в восточной Германии, местных лагерей, вкусных сарделек, Перестройки, фильмов культовых режиссеров, хороших стихов и литературы.

И хорошо ощущается, как одиночество, быт, несовпадение ожиданий от жизни и реальности, несовпадение внутренних приоритетов с общественными и все прочие несовпадения сводят человека с ума. Она живет в мире воспоминаний, отчасти фантазий, в мире истеричного отчаянного пугающе радостного (местами) безумия, которое может быть только у человека без будущего, и он об этом знает. Воспоминания о психиатрических лечебницах перемежаются с рассуждениями о литературе, кинематографе, ассоциациями с их героями. Иногда на сцене, как и в предыдущем случае, периодически выступает самодеятельный хор\ансамбль труппы этого театра - люди, вполне неплохо играющие на различных инструментах, танцующие, и явно получающие удовольствие от этого процесса. Ощущение "кабаре" здесь меньше, чем в предыдущем случае, но, тем не менее, присутствует.


Сам спектакль заставил с содроганием задуматься о будущем, напомнил мне о некоторых моментах в собственной моей жизни, а еще о том мрачном безумии, которое, сладостно облизываясь, поджидало, поджидает и будет поджидать момента, когда я дам слабину, отчаюсь, останусь наедине с "темной стороной", начну снова пытаться с ней разговаривать - а это ни к чему хорошему не приводит, честно. Ни разу не приводило. И мне стало страшно и пусто, мне как будто снова было 18, мир стал "покрыт пеленой" и растерял все краски, все люди стали далекими, чужими и непонятными, а в груди проявился комок страха и собственной никчемности, который захотелось вырезать физически - грубо и кроваво, и от которого я не могла отделаться еще несколько часов после самого спектакля. Постепенно он, конечно, рассеялся. Но не до конца. Никогда не до конца.
Это как живым - нельзя стать раз и навсегда.

@темы: russian, theater

02:57 

All you need is ...[mumbling]

I'm feeling things
Театр "Около" - C любимыми не расставайтесь

Любовь никогда не бывает без грусти, но это приятней, чем грусть без любви
(Покровские ворота)

Сразу сознаюсь, что и в данном случае, как это часто бывает, я незнакома с оригиналом :shy: С какими-то другими постановками\экранизациями\чем угодно - тоже незнакома. Так что я шла на совершенно неизвестную для меня вещь. Постановка, выполненная (как я поняла из последующих бесед) с большими отклонениями от оригинала, не сильно что-то прояснила в сюжете, но как минимум дала понять две вещи: 1) Актеры этого театра умеют и любят играть музыку и петь, поэтому в спектаклях много песен и музыкальных номеров, создающих общее ощущение кабаре; 2) Здесь не стесняются смешных элементов, которые могут казаться неуместными, но явно зацепят зрительское внимание. Кроме того, сама камерность и некая "скрытность" театра тоже сыграли ему на руку в моих впечатлениях от увиденного.

Я не могу сказать что-то конкретное про эту постановку, она очень...простодушная, по-человечески открытая, местами печальная (да-да, здесь есть самые настоящие вкрапления Достоевского), местами веселая, местами даже безысходно веселая. Как сама жизнь *глубокий многозначительный вздох*.

Перед зрительским взором проходят истории многих расставаний на фоне большой истории одного расставания. И столько разных тому причин, столько разных эмоций и мотиваций. И все это кажется таким глупым и неправильным.(

Наверное, в моем возрасте наивно рассуждать о том, зачем люди встречаются\расстаются\вообще нужны друг другу, но какая-то стойкая уверенность в том, что, все-таки, люди друг другу очень нужны, во мне живет. Наряду с уверенностью в том, что ни одна встреча не бывает зря. Просто это мы еще не все знаем. А проследить влияние одних событий на другие в большинстве случаев нам не под силу. И не стоит забывать о том, что за каждого "прирученного" человека мы несем личную ответственность, где бы он не находился и кто бы там вас ни разлучил.

@темы: russian, theater

Sun over my head

главная