Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: books (список заголовков)
00:22 

Song of Ice and Fire, book two

I'm feeling things
1. Джордж Мартин "Битва Королей". (из цикла "Песнь льда и Пламени")
Много об этой книге не напишешь, разве что - достойное продолжение прекрасной первой части, и вообще эту серию надо читать почти что всем.
И не потому что вышла экранизация и надо с убедительностью мочь сказать "книга лучше", не потому что она захватывает, держит и не отпускает до последней страницы, и даже не потому что события там происходят с такой скоростью внезапностью, что Капитан Очевидность ушел в добровольную отставку, осознав свою несостоятельность.
А потому что там много описаний секса еды! Для меня эти книги ассоциируются с чем-то совершенно нереально вкусным (причем больше даже нереальным, чем вкусным). И автор щедро снабжает текст столько красочными описаниями, что даже у человека, который только что отвалился от праздничного стола с мыслью о том, что следующая ложка чего угодно может довести массу поглощенного его ненасытными чревом до критической, вот у такого человека смогут потечь слюнки, я гарантирую это. Третья часть на очереди, но после экзаменов.


@темы: переводы, books

21:52 

Мысли о Грибоедове

I'm feeling things
2. Александр Грибоедов "Горе от Ума", "Студент".
Шальная мысль вернуться к школьной программе промелькнула в моей голове еще прошедшим летом, когда, наслаждаясь тихим дачным отдыхом в одиночку я лежала под своими родными елочками, растянувшись и разомлев под солнцем, поглощала ртом виноград, а ушами - аудиокнигу Радзинского об Александре Втором. И так красочно там описывались романы Достоевского, Обломова... Но до них еще дойдет.
А начать "возвращение к истоками" именно с Грибоедова стоило сразу по нескольким моментам:
Во-первых, само название "Горе от ума" как нельзя лучше оправдывает человека, который упорно пытается делать тотально все, лишь бы не готовиться к последним в жизни экзаменам (и вообще размышляет о том, куда, собственно, ему потом свой свежезакончивший ВУЗ ум прикладывать, оттого и горе).
Во-вторых, форма пьес (особенно в стихах) мне близка и приятна с самого детства, когда любимыми книгами были "Ревизор" и трагедии Шекспира (прочитанные абсолютным запоем еще в момент необходимости знания "Гамлета" и "Ромео и Джулетты" по школьной программе - поэтому совершенно неудивительно, что я совершенно ничего из них не помню).
И, в-третих, по умолчанию в электронной книге он уже был, проверить ее на удобство чтения стоило, а заливать что-то новое катастрофически лень.



"Горе от ума" - замечательная книга (можно подумать, что кто-то в этом сомневался). Несмотря на то, что в школе мне нравилось это произведение, оказалось, что помню из него я катастрофически мало. Легкий для восприятия, хоть и устаревший (но в этом есть лоск), язык, стихотворная форма затягивает. Многих моментов и кусочков сюжетной линии я не помнила вовсе. С учетом расширившихся со времен школы представлений о жизни, вселенной, истории и вообще - особенно интересно предполагать, насколько мощной для своего времени была эта книга.
В какой-то момент я поняла, что невольно думаю об "Острие Бритвы" Соммерсета Моэма (между книгами сто с лишним лет, а тема грани между умом и сумасшествием не устаревает, thank God). Конечно, Моэм - круче. (ЧИТАЙТЕ ОСТРИЕ БРИТВЫ, иначе вам угрожает опасность того, что вам его подарят!) Но это "круче" в данном случае слово очень неправильное. У него просто по-другому, с иной целью написанная книга.
ОДним словом, читать "Горе от ума" приятно не только из-за ностальгических соображений, но и потому, что после нее остается вот это волшебное желание "Писать и говорить в нелепом ритме.
Без рифмы, но зато с приятным чувством".

"Студент". Вещь прочитанная отчасти из-за названия, отчасти из любопытства - мол, интересно, какого еще Грибоедова скрывает от нас школьная программа под огромной завесой "Горя от ума". Как-то не впечатлило. Мораль и вовсе ускользнула от меня (если кто ее понял, отзовитесь, пожалуйста), хотя читать в целом было интересно. Одно могу сказать наверняка, понятие "Комедии" с тех пор многое претерпело, юмор того времени в основе своей далек от невежественной меня. Школьная программа не подкачала - обязательным к прочтению это произведение точно не назовешь.


П.с. Вспомнилось, что в глубоком детстве я думала, что книга называется "горе Атума" и думала, что главный герой - индеец по имени Атум. И представлялось что-то в духе Джека Лондона с его "Сердцами трех" :sailor:

@темы: books, russian

00:59 

И снова классика

I'm feeling things
3. Николай Гоголь "Ревизор".


Эх, до чего же я люблю пьесы! Первое прочтение именно этого произведения вдохновило меня в детстве поселить где-то глубоко внутри скрываемое страстно и ото всех желание быть драматургом. Читая современного Стоппарда (например), я понимаю, что желание писать пьесы не проходит, но как и в детстве я совершенно не представляю, о чем они должны быть.

Как и в случае с "Горе от ума", невозможно сказать много о произведении, которому и без того посвящено огромное количество письменных трудов - от научных работ до школьных сочинений.
Но "Ревизор" совершенно прекрасен. И благодаря великолепному языку Николая Васильевича, его неповторимой сатире и абсолютно живым сюжетам. Сколько бы лет ни прошло, всегда можно выискать абсолютного любого героя в современных реалиях. Лично для меня они переносились во времени к нашим дням по ходу прочтения совершенно спонтанно, герои полностью оживали в моем воображении.
Наверное, я не устану перечитывать его никогда. И каждый раз буду вспоминать о походе в театр на "Ревизора" с мамой, которая хотела сделать мне приятное на волне моей любви к Гоголю.

Хлестаков на этот раз почему-то получил больше моего расположения, чем раньше. В отличие от Чацкого, в котором я впервые усмотрела не самые приятные черты.
Наверное, это даже хорошо.

P.s. Только оставленную Хлестаковым невесту Марью Антонову стало жалко. Как вы думаете, зачем Хлестаков вообще стал к ней свататься и какую цель преследовал Николай Васильевич, включая этот момент в пьесу?

@темы: books, russian

10:42 

Болгарские одесситы

I'm feeling things
4. "Габровские уловки"

Познания мои о Болгарии крайне малы. Даже прочитав эту книгу в детстве, я не запомнила, что она о болгарах. Но, случайно найдя ее в процессе разбора полок, решила перечитать. И поняла, почему не помнила, что она связана с Болгарией.

Да, это по сути сборник анекдотов. О скупости бережливости. В принципе, охотно верю, что такие представления могли сыскать всеболгарскую славу городу Габрово, но лично у меня осталось сильное ощущение того, что в Габрово живет одесская диаспора. Буквально поголовно :) Наверное, во мне говорит кровь, но я правда уверена, что слышала большинство из этих шуток, только вместо слово "габровец" было "одессит" или "еврей".
По сути это просто милые и не очень смешные анекдоты. Наверное, я просто не ценитель такого юмора. Но легко могу представить, что кому-то это нравится.

Зато она маленькая и прочитывается за полчаса в ванной.

@темы: bathtub reading, books, russian

20:02 

Доступ к записи ограничен

I'm feeling things
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:23 

I'm getting too old.

I'm feeling things
5. C.S.Lewis "Prince Caspian"


Наверное, некоторые книги надо читать в определенном возрасте. Никогда раньше при чтении (так называемой) "детской литературы" не осознавала этого настолько остро. Помню, как в детстве с упоением прочла единственные две книги серии, которые у меня были "Племянник чародея" и "Лев, Колдунья и платяной шкаф". Но сейчас, прослушав прекрасно начитанную на языке оригинале версию...я не смогла осилить больше трех.
Сюжет и диалоги были настолько ускользающими от моего слуха, что мне то и дело приходилось перематывать на два-три файла назад, чтобы заново концентрироваться на нем. Может быть, в детстве я не улавливала этого "библейского подтекста" - и я не хочу сказать о том, что это хорошо или плохо.

Признаюсь в своей слабости и, может быть, когда-нибудь я снова вернусь к "Хроникам Нарнии" и в этот гипотетический раз смогу осилить больше трех книг, но не в ближайшее время. :upset:

@темы: books, english

23:53 

Человек с пугающе пишущейся фамилией. Somerset Maugham.

I'm feeling things
6. Мосерсет Моэм "Наверху на вилле"


Помню, как удивилась, прочитав его фамилию в оригинале в "Catcher in the rye", когда Холден размышлял о том, что по его мнению действительно хорошему писателю хочется иметь возможность позвонить по телефону, чтобы пообщаться как с другом. И вот Моэму он бы как раз звонить не стал. Наверное, и я бы не стала, но отнюдь не по тем же причинам, что и мистер Колфилд.
Глубокой морали от коротких работ его ждать и не приходилось, однако именно неподдельная живость персонажей, описание жизни во всей ее непонятности, многообразии и одновременной мудрости - в этом отказать ему совершенно невозможно.
Очень понравилось сегодня словосочетание "морковности жизни", отсылка к Чехову, который писал своей жене Книппер-Чеховой: «Ты спрашиваешь, что такое жизнь? Это все равно, что спросить: а что такое морковка? Морковка есть морковка, и больше ничего о ней неизвестно».
Вот и здесь так же. Коротко, легко. Приятно.
Прекрасное, емкое и очень живое произведение, которое ко мне пришло в виде радиоспектакля. Люблю этот жанр страшно (и всем советую именно в этом виде в срочном порядке прослушать "Толстую тетрадь" Аготы Кристоф" - это просто :hlop: ).

Да, можно сколь угодно обвинять Моэма в самовлюбленности, но всегда лично придерживаюсь мнения, что талантливые личности могут себе это позволить безо всякого зазрения совести.

В качества яркого и очень короткого примера того, за что можно любить Моэма, приведу далее один из наиболее нравящихся мне рассказов.

С. Моэм. Завтрак.

@темы: переводы, books

00:45 

Саспенс и теплый мисо

I'm feeling things
7. Кэндзи Маруяма - Сердцебиение



Фотография приятнейшего Григория Чхартишвили (Бориса Акунина) совершенно не случайна - минимум наполовину именно ему русский читатель обязан счастливой возможностью получить такую невероятную массу удовольствия в одной повести весьма небольшого размера.
Сразу скажу, что аудио-вариант, начитанный Ириной Ерисановой, прекрасен (как и все, что мне доводилось слушать в ее исполнении ранее).

Автор не наделяет героев именами, это скорее именно "типичный человек в нетипичных обстоятельствах". Поэтому довольно просто сжиться с ним. Кроме того, приятно удивило как будто бы нарочитое отсутствие всего этого "национального колорита" - наверное, можно сказать, что "восточная тонкость" в данном произведении может быть очень аккуратно уловлена в сюжете, но утверждать не берусь. Если бы не знала о том, что произведение японское, то точно никогда бы не догадалась, если бы не простейшие бытовые мелочи, почти столь же выделяющиеся своей ненужностью, как банальный бытовой мусор.
Сильнее с каждым новым предложением окунаешься в то, чем и как живет главный герой, его странные, кажущиеся на первый взгляд бредовыми, мысли очень быстро перестают казаться бредовыми - более того, абсолютно логичными с собственной точки зрения.

Почти спокойное, мягкое, но стремительно развивающееся действие с одновременно мощнейшим внутренним напряжением, которое скорее чувствуется постфактум, чем осознается непосредственно "в момент".

О сопряжении "желания внутренней свободы с подсознательной злостью".


Повесть, которая рождается из дождя и в нем же умирает.

Насколько хорош и приятен перевод стоит судить хотя бы потому, что дослушав книгу до конца, не имея физической возможности выключить плеер, снова послушала от начала минут 20 с огромным удовольствием. С большим пониманием даже.

П.с. Никогда не смогу отличить цикаду от сверчка. Но зачем мне это может понадобиться? :plankton:

@темы: books, переводы

17:37 

Мартиниада, продолжение.

I'm feeling things
8. Джордж Мартин "Буря мечей".

Третья книга цикла "Песнь Льда и Пламени" позади. Ничего не добавишь, кроме "все любопытственнее и любопытственнее"(с) Иногда бурное негодование вызывает новая глава, в которой идет рассказ про, скажем так, менее динамичного персонажа, чем тот, речь о котором шла в предыдущем. Когда хочешь читать о нем дальше и вообще...
Если бы я могла как всяческого рода именитые издания на обложке книги писать в кавычках эмоциональные фразы, то, пожалуй, там было бы нечто вроде этого:

"Ну нельзя же к людям так относиться! Неправильно это...*цоканье языком* Эх".

Милена-пресс


Но, чтобы ты там не бормотали злые языки, он прекрасен. Тысячу раз прекрасен. И даже при всей неожиданности поворотов, иногда достигает воистину непокоренных вершин внезапности, за что заслуживает отдельных аплодисментов, которые представляются проблематичными в виду поисков теми же руками периодически падающей челюсти.

P.s. Не одной мне ведь кажется, что сам он похож на Санту?

:bud:

@темы: переводы, books

21:08 

Inside-out, upside-down

I'm feeling things
9. Виктор Пелевин "Ананасная вода для прекрасной дамы"


"Кажущаяся наивность мифологии есть свидетельство духовного здоровья народа"

Восхитительный сборник. Замечательный. К сожалению, из-за невнимательности при прослушивании от меня ускользнул момент четкого разделения книги на две части, а он очень важен. "Боги и Механизмы" и "Механизмы и Боги". Да и, чего греха таить, первоисточника названия без Википедии я не признала бы в Маяковском.
Как мне показалось, первая часть повествует о том, как Человек обращается с богом (или даже в бога?), а вторая о том, как Бог обращается с человеком.
Завораживающая и расплющивающая объемностью смесь эзотерических учений и религиозных теорий уволакивает в какой-то очень-очень похожий на наш, но, все-таки, другой мир. Притом все это нагромождение оказывается "абсолютно не важным".
Самая забавная, из всех моих мыслей по ходу прослушивания: "начинаешь даже забывать, что это Пелевин". Один из рассказов, так и вовсе показался мне близким к стилю О'Генри, другой похож на новогоднюю сказку, третий отдает Воннегутом. И для меня такие ощущения - это очень хороший показатель.

Есть там и прекрасные отсылки на его ранние вещи. А хорошие информационные мелочи приятно вспоминать (и напоминать о них другим) не только и не столько потому, что они стоящие, а потому, что на какие-то доли секунды твое существо превращается в то, каким оно было на момент первого восприятия этой информации. И это ужасно приятно.

Наверное, "ананасная вода" еще и потому, что все полезные свойства ананаса в ней отсутствуют (хотя и хочется верить, что это не так), но именно польза ананаса может быть аргументацией в пользу ее употребления, хотя она попросту вкусна.
Однако я ни в коем случае не хочу сказать, что в сборнике отсутствует то самое "полезное". Оно везде есть, если правильно воспринимать.

Возможно, сейчас это не литература в каком-то возвышенно-пафосном понимании этого слова, но уверена, что это имеет все шансы быть признанным ею со стороны безжалостной общественности, до мнения которой мыслящему человеку дело есть, но в определенных границах, охраняемых разве что совестью.

А для короткого описания и понимания "помешанного на девяностых годах парня, пишущего о веществах и галлюцинациях под ними" глубоко копать не надо. Когда-то, около 5 лет назад, по своей невежественности я по-кошачьи брезгливо трясла руками при упоминании одного имени этого автора, даже не прочтя ничего из написанного, только по ощущениям. Наверное, даже хорошо, что в те годы я его не читала, вряд ли у меня был шанс увидеть для себя "полезное".
:mosk:

Спрячу под кат хулиганскую картинку

@темы: books, russian

02:06 

Литературное дитя от супружеской пары

I'm feeling things
10. Генри Каттнер и Кэтрин Мур "Хогбены"

Несмотря на то, что цикл о Хогбенах вышел позже Муми-троллей, для меня очевидно первое ассоциируется со вторым в силу возраста и куда большей близости последних (хотя помню ужасающе плохо, да и читала мало, хотя у меня и есть полное собрание от милейшей Hildigarda).

Необычные (кажущиеся местами ошибочно милыми) существа. Кажется, все-таки, выглядящие как люди. Позиционирующиеся как мутанты со сверхспосорбностями, которые, впрочем, не используются ни во вред, ни во благо "всего человечества в целом". Впрочем, абсолютно точно добрые, хоть и не без иронии. С бытовой смекалкой (старшее поколение), со своими семейными проблемами, с совершенно невероятной логикой и представлениях о морально-этических нормах.
К тому же в их мире существуют и другие непонятные с человеческих позиций существа - этим опять же сильно напоминают Муми-троллей. Местами довольно взрослая сатира - думаю, это произведение вовсе не для детей. Добрая Википедия подсказывает, что там "высмеивается американская жизнь и обыватели Среднего Запада 1940-х годов, а само действие происходит в сельской глубинке штата Кентукки". В принципе, никакого особо узконаправленного, непонятного в нашем месте пространства и времени мною замечено не было. Зато хорошее настроение и приятное времяпрепровождение аудиоверсия обеспечила, спасибо переводчику и чтец. Особенно переводчику - это я могу утверждать абсолютно точно, прочитав небольшой кусок в оригинале. И прекрасное "Уж будь спок!" прочно засело в голове.

P.s. Интересно было слушать "Хогбенов" сразу после Пелевина - остается смешное "послевкусие", создающее ощущение присутствия загадочной метафизики вообще везде. Надо будет на других книгах попробовать что ли.

@музыка: Tom Lehrer

@темы: переводы, books

21:25 

Not that boring after all.

I'm feeling things
11. Джеймс Джойс "Портрет художника в юности".


Возможно, слишком много в моей пристрастной голове ненужных и навязчивых параллелей было с "Демианом" Германа Гессе (а уж о том, насколько он прекрасен я никогда не устану говорить). Да, он сильнее/круче другой. Но зря ли была мной прослушана эта книга? Нет.
Гениальна ли эта вещь, заставляет ли она полностью погрузиться в мир и испытать при окончании истории то самое чувство, будто ты расстаешься с хорошим другом? Пожалуй, что тоже нет.
Впрочем, хотя бы с учетом некой автобиографичности и непустой известности, ознакомиться с романом стоит.

Местами сильно в целом, местами (должно быть) сильно для Ирландии. В принципе, думаю, даже по этому произведению можно составить некоторое представление о том, почему он считается "национальным достоянием". В общем-то, больше мне нечего сказать о духовных поисках и становлении внутреннего мира молодого человека по имени Стивен. Интересные мысли, безусловно, здесь есть.
И еще необычно начать думать о том, проходят ли все мальчишки подобные "стадии взросления", и попасть в мир, где курящие юнцы обсуждают Аквинского и избивают одноклассника за то, что несогласны с его мнением о величии Байрона.


П.с. Чем приятно вести журнал подобных заметок, непременно узнаешь что-нибудь интересное. Например:

В 1932 году московский «Международный Союз Революционных Писателей» направил Джойсу анкету с вопросом: «Какое влияние на Вас как на писателя оказала Октябрьская Революция, и каково ее значение для Вашей литературной работы?». Письмо было подписано секретарём Союза Романовой. Джойс ответил через своего секретаря, бывшего белогвардейца Пола (Павла Леопольдовича) Леона, следующим письмом:

«Милостивые государи,
мистер Джойс просит меня поблагодарить вас за оказанную ему честь, вследствие которой он узнал с интересом, что в России в октябре 1917 г. случилась революция. При ближайшем рассмотрении, однако, он выяснил, что Октябрьская Революция случилась в ноябре указанного года. Из сведений, покуда им собранных, ему трудно оценить важность события, и он хотел бы только отметить, что, если судить по подписи вашего секретаря, изменения, видимо, не столь велики».

@темы: переводы, books

13:03 

Магический (сновидческий)

I'm feeling things
12. Габриэль Гарсия Маркес "Палая листва"


Ранее я уже писала о "маленьких открытиях", которые происходят у меня в процессе поиска информации для очередного поста. На этот раз они позорно-впечатляющие. Я узнала, что Маркес ныне жив и здравствует :shame:. Что не может не радовать! Многие лета!

Не буду кривить душой, после "Ста лет одиночества" я непонимающе разводила руками, скептически поднимала брови - одним словом, на мою картину мира это произведение не оказало никакого воздействия, кроме немого вопроса "О чем это было вообще?" и возможности сказать "Читала я вашего Маркеса". Многие знакомые разделили мою точку зрения относительно общей унылости медленно тянущегося, душного сюжета. Однако, нашлись и приверженцы обратной точки зрения, справедливо заметившие, что "в Маркесе важнее ощущение от книги и общая атмосфера, а не сюжет" - возможно.

Отчасти поддавшись на уговоры, отчасти - на хорошего чтеца, я решила дать Маркесу второй шанс.

И СНОВА МАКОНДО! :facepalm: (Прошу прощения за верхний регистр, но не знаю как иначе выразить свои эмоции). Второстепенные персонажи тоже знакомы до боли. Но если "Сто лет одиночества" растягиваются на какое-то не укладывающееся в голове количество поколений, то все действие "Палой листвы" охватывает полдня. И всего три героя: глава семьи, его взрослая дочь и внук лет десяти. Повествование ведется от каждого из них поочередно, плавно переходя от одного к другому. Никаких пропусков нет, они просто перетекают друг в друга.
В принципе даже сочувствуешь переводчику, потому что повествование от первого лица в испанском языке (насколько я представляю) не дает отчетливых представлений о том, какого пола герой. Наверное, еще поэтому интересней должен выглядеть оригинал, в котором понимание того, о ком именно ты сейчас читаешь/слушаешь приходит не так быстро - а все наши гнусные глаголы в прошедшем времени, всю затею срубающие на корню.

Как я и писала выше, действие укладывается в полдня, проходят похороны. Остальное - картинки перетекающих друг в друга воспоминаний этих трех людей: отца - о знакомстве и отношениях с покойником, дочери - в основном об отношении города к нему и о влиянии его на людей, и внука - о том, как он гуляет с друзьями. По сути простое будущее, на которое этот человек уже не сможет повлиять, а город сможет. И, естественно, раскрываются небольшие истории их жизни.
Наверное, с какой-то долей уверенности можно сказать, что ключевой фигурой романа является покойник. Но у него нет имени. И у трех героев нет имени. Имена есть у тех, на кого они влияют и второстепенных персонажей.

История человека, который бежит от общества, потому что боится Бога. Может быть, что-то в этом и есть. Но не для меня, увы.

P.s. Для меня остается загадкой, за что автор так ненавидит этот город и его жителей, что считает их каким-то абсолютно ублюдочным, затхлым, плесневелым, потным и склизким злом.

Потешим нацоинальное эго:
«Я всегда говорил и никогда не откажусь от своих слов, что самые интересные люди живут в России»

Г.Г. Маркес.

@темы: books, переводы

22:00 

Не рассматриваемое по частям.

I'm feeling things
13. Джордж Мартин "Пир Стервятников"

Четвертая книга закончилась быстрее, чем это было бы справедливо по отношению к жадному читателю. Хоть она и переполнена описаниями, диалогами, эмоциями и всеми прочими мыслимыми способами для растягивания сюжета, но они не кажутся лишними или надуманными - наоборот, рождают ничем не затуманенное, чистое, как слеза младенца, наслаждение.

Снова изумительная подача сюжета, прекрасный почти везде перевод.
Необычное ощущение от того, как меняется собственное восприятие персонажа, когда по сюжету у него изменяется имя (СПОЙЛЕРЫ, ДА, но не такие уж и спойлеры на самом деле).

Писать снова и снова о том, насколько он хорош, кажется мне неконструктивным, поэтому просто...

Farewell till June, George Martin :zzz:

В июне будет официальный перевод, а читать оригинал я пока, почему-то, боюсь.

@темы: books, переводы

05:01 

"Джазовая музыка хорошо действует на японцев!" (кто-то)

I'm feeling things
14. Кадзуо Исигуро "Ноктюрны. Пять историй о музыке и сумерках".

"Моя цель — писать «международные романы». Что такое «международный роман»? Это роман, мировоззренчески близкий самым разным людям, где бы они ни жили. Герои его могут действительно порхать с континента на континент, а могут всю жизнь прожить в родной деревне".

Кадзуо Исигуро


Все именно так. Кратко, лаконично и полностью описывает всю суть этого небольшого сборника. Никаких чудовищных разоблачений природы или неуемного вельтшмерца в них нет. Есть только музыка и сумерки. Простые сюжеты, завязанные на мире музыки с разных ее сторон и музыкальных инструментов. А еще, почему-то, есть ощущение, что "вот сейчас должен начаться сюрреализм в традициях Кортасара", но он не начинается.
Простые, приятные, гладкие, как движение смычка, истории о музыке. Они и связаны персонажами, но не настолько, чтобы это было по-настоящему важно, а скорее для того, чтобы сам читатель мог уютно поежиться и улыбнуться, узнав уже знакомого персонажа. По сути в них нет даже сюжета в традиционной схеме "завязка-развитие-кульминация-развязка", есть просто описание-событие, которое никак уж нельзя назвать переворачивающим жизнь вверх тормашками. Просто жизнь, в которой может случиться очень многое, и обычное знакомство может стать событием само по себе, безо всяких дополнительных условий.

Привычно ожидать от японских писателей (в коих я совершенно не искушена, так что ни на что не претендую) Японии. Банально, но факт. Вида на Фудзи, онигири, Токио или же наоборот зеленую рисовую глубинку с милыми огромными шляпами. Даже если сюжет вполне мультикультурен, само место действие будет добавлять эдакого восточного колорита.
Но вот чего от писателя с японским именем не ожидаешь - так что того, что тебя погружают во вневременную Венецию, в мир джаза и мануша, где имена реальные пересекаются с выдуманными столь ловко, что надо быть таким же спецом, как и, видимо, сам Исигуро, чтобы сходу отличать их. Авторской хитринкой является, как мне показалось, использование имен известных, но (и это очень важное "но") известных только в сравнительно искушенных кругах. С определенным музыкальным образованием или попросту меломанов, интересующихся подобной тематикой. Для меня лично каждое осознание того, что "ага, а я знаю кто это" сопровождалось подсознательным (или не очень) зажмуриваем от удовольствия с ощущением того, что тебя поглаживают по голове, приговаривая "молодец, умница".

На самом деле, я кривлю душой, конечно. Это британский писатель, хотя и японского происхождения (Правда, по фотографии это каким-то непостижимым образом заметно?). С родины ему удалось свалить куда раньше, чем сейчас начинают изнывать по этому подрастающие эмигранты - не достигнув семилетнего возраста. Можно ли его считать японским писателем? Не знаю. Сомневаюсь.
Интересный факт, что сам он хотел (и старался!) стать музыкантом, но особого признания не добился и, видимо, решил создать своими руками мир музыкантов таким, каким он видится самому. К тому же, когда книга от первого лица, чувствовать себя виртуозом на порядок проще. Получилось таки весьма со вкусом.

Стала бы я ее рекомендовать для чтения или перечитывать? - Пожалуй, нет. Очень ограниченному кругу людей разве что. Она действительна чем-то похожа на вид из окна, на который можно смотреть с упоением, но не очень долго. Как с приятным, но не самым близким тебе приятелем.

Это, однако, не то произведение, за которое его его номинировали и награждали премиями (в том числе Букоровской). "Исигуро — один из самых блестящих стилистов нашего времени". Слог у него действительно легкий и стильный. Думаю, что с удовольствием в будущем прочту или прослушаю еще что-нибудь из его "признанных" работ.

@музыка: Secret Garden – Sleepsong

@темы: переводы, books

23:40 

Ностальгия в разрезе.

I'm feeling things
15. Линор Горалик "Полая женщина. Мир барби изнутри и снаружи".

Честно говоря, я изначально немного скептически отнеслась к этой книге, несмотря на то, что позиционировалась она на одном из сайтов в списке "Десять книг, которые позволят вам по-другому взглянуть на обычные вещи" (или что-то вроде того). Но, хэй, это же Линор Горалик, это может быть спорно, но уж точно не плохо.
То, что поначалу кажется просто рефератом с историческим экскурсом на деле оказывается действительно огромной проделанной работой, сделанной с пристрастием и знанием предмета, удивительным умением одновременно постоянно рассматривать изучаемый объект и с объективной и с субъективной сторон.

Книга разделена на три смысловых части:
1) "Мир до Барби", в котором изложена краткая история и эволюция кукол - человеческих фигурок, а также история появления самой барби, из которой становится понятным как минимум один из поводов для порицания компании-производителя.
2) "Мир Барби". Лично я узнала для себя много нового из жизни, дружеских и семейных связях кукол друг с другом. Об огромном количестве вещей просто не было возможности узнать из-за отсутствия источников и, чего греха таить, материальных возможностей. Вы знали, например, что Барби и Кен уже несколько лет "разведены" и у блондиночки уже другой ухажер? Или о том, что у нее есть подруга Бекки, которая позиционируется как инвалид и продается в кресле?
3) "Мир вокруг Барби". Где изложено множество точек зрения различных групп людей и социальных слоев на куклу, на влияние, которое она (возможно) оказывает на играющих с ней детей. И отдельный небольшой кусок про Барби в России.
Барби - зеркало общества, модель, идентификация которой появляется только за счет одежды и аксессуаров, которую легко, приятно и популярно обвинять в собственных комплексах неполноценности, анорексии, консюмеризме и прочяя. Многие на западе ее коллекционируют, желая унести с собой частицы светлого и безопасного мира детства, и часто стесняются этого. Мальчикам часто не дают в нее играть, боясь что из них вырастут геи или сексуальные маньяки. А люди искусства всячески используют ее как символ для различных инсталляций.

В моем личном детстве не существовало каких-либо легенд, создаваемых производителем, как это происходит на западе. У меня была, кажется, одна барби, которая досталась по наследству от подруги или кузины (не вспомню даже сейчас), много зависти к шикарным нарядам и домикам более обеспеченных подруг (которые, к их чести, не жадничали и с радостью давали поиграть), было прекрасное сочетание изредка даримых розовых шкафчиков, парикмахерского стола с креслом и кроватки с темно-красной простынкой со сделанными моей дядей из дерева креслами, диваном и каким-то пластиковым набором для сада с большим пластиковым синим зонтом, который все время вываливался, потому что крепеж был сломан. Мы с подругами жили в уверенности в том, что маленькие куколки - это дочки Барби и Кена. А еще я никогда не забуду изумительное шелковое голубое пальто (или пиджак) с белыми пушистыми манжетами, которое было в наличии у одной из моих подруг.

Прочтение этой книги для меня отчасти было ностальгическим путешествием в прошлое. Как выросший ребенок я помню и кучу радостей и историй, рождавшихся в воображении, когда я играла с Барби и ее китайскими дешевыми сестрами-дурнушками. Вспомнила день, когда мы с бабушкой пошли в магазин, где она купила мне совершенно дурацкого, но единственного Кена. Помню жестокие, порой даже извращенные (наверное) игры с куклами. Но непосредственной связи с тем, что у меня была Барби и я выросла с извращениями (например, в музыкальных вкусах, а чо) не прослеживаю.
Смешно, но вспомнить о том, что же случилось со всеми моими кукольными радостями - совершенно не могу. Куда они делись, кому достались...И когда это случилось? Наверное, примерно тогда же, когда в квартире появился интернет, хоть и в форме dial-up'а.
Подводя итоги, должна сказать, что это действительно интересно. Не слишком долго, чтобы это успело стать утомительным. Интересно изложено, много интересных мыслей как в самой книге, так и после ее прочтения - в голове. Могу только порекомендовать.

P.s. У меня остались личные четкие ощущения, что именно из игр с куклами в детстве выросла империя Sims. Но со мной можно не соглашаться :)

P.p.s . Нашла в интернете фотографии "дешевых наборчиков кукольной мебели" , которые были в ходу в 90-х у многих девочек. На одной из них есть мой шкафчик и стол с зеркалом, я честно чуть не прослезилась. На столе даже лежит маленький фиолетовый фен :weep3:
Кстати, а были ли у вас Барби? Какие воспоминания оставила игрушка?

@темы: russian, books

22:03 

Швед, который писал книги.

I'm feeling things
15.Stieg Larsson "The Girl with the dragon tatoo"

Оригинальное название: "Мужчины, которые ненавидят женщин". Оригинальное название, как мне показалось, более соответствует содержанию, измененное же создает ненужные арт-хаусные ассоциации, хоть и помогает всей трилогии начинаться с "Девушка, которая...", в то время как на шведском такое начало есть только в названии одной (второй) книги из трех, но слово "который(ая/ые)" есть во всех трех, этого не отнимешь.

Слушала на английском языке, прекрасно начитано и приятный шведский акцент проскальзывал при упоминании имен и географических названий.

Сразу бросилось в глаза уши, что герои книги, притом практически все, даже эпизодические, чертовски много пьют кофе и курят. Даже в Википедии в разделе "Интересные факты" указано следующее "Слово «кофе» встречается в русском издании книги 113 раз", так что я не преувеличиваю и даже не привираю. Кроме того "Ева Габриэльссон (жена и близкий друг автора) пишет, что они со Стигом любили кофе с самого детства. Ларссона с пяти лет поила кофе его бабушка. После смерти писателя Ева Габриэльссон дома стала пить чай". И еще "Издатели и друзья признаются, что Ларссон был трудоголиком и заядлым курильщиком (выкуривал более 60 сигарет в день)", так что все основано на вполне реальных событиях.

Захватывающий, интересный и очень живой детектив. Потрясающая по всем параметрам авторская работа. Остается только предполагать, как много ему пришлось работать над книгой. Такие милые параллели с персонажами Лингдгрен, что прямо сразу захотелось прочитать и Пеппи и Блюмквиста, а уже закачанный "Карлсон" на немецком языке кажется невероятно милым совпадением.

Очень понравилось, что фактически все сюжетные линии были доведены до логического конца, ничего лишнего, и нет при этом чувства недосказанности или высосанности из пальца.
И еще очень приятно, когда при очевидной любви автора к продуманным и интересным героям, повестсовании сосредоточено именно на расследовании, а не на взаимоотношениях, тонкостях их душевной организации и проч.

Местами жестоко, да. Но очень хорошо.

П.с. А еще у книги одна из самых печальных (не трагических, а именно по-человечески грустных) концовок, что мне попадались. Или, может, просто настроение такое. К счастью, это, все-таки, не "абсолютный конец", и вторую-третью книги обязательно прослушаю. Герои-то те же, так что кто знает...:cool:


хулиганство -mario style

@темы: переводы, english, books

18:12 

Все строки Бодлера не стоят одной человеческой жизни. (Простите меня, Акутагава)

I'm feeling things
16. ДЖОNATHAN SAФRAN ФОЕR "Жутко громко, запредельно близко"

Я не верю этой книге. Начала не верить почти сразу и все сильнее продолжала не верить в нее по мере прочтения. Да, этот роман можно читать только в бумажном виде, ибо куча задумок автора (весьма неплохих, кстати), способных вовлечь читателя в происходящее, способна быть реализована только на бумаге. Но все это обрамлено таким количеством (псевдо-/сверхъ-)современной пошлятины, что меня, честное слово, иногда выворачивало от отвращения. Когда слышишь неприятную уху музыку или видишь неприятные глазу картины, конечно же, это ударяет по вкусу прекрасного, и еще по обычным человеческим чувства слуха и зрения. Не знаю, каким чувством воспринимаются в человеческом организме воспринимается литература, но у меня осталось стойкое ощущение того, что мне туда наплевали и наврали, причем скорее случайно, чем намерено. Вроде и страшного ничего не случилось, а "неприятный осадок остался".
По моему скромному мнению, если в основе романа лежит идея теракта, то настоящего человека должны обуревать эмоции, страшные, безграничные, бескрайние и безо всякого там анализа со стороны рацио. К тому моменту когда рацио подключается, уже не может оставаться места эмоциями - это как дачный участок после того, как по нему прошелся смерч, пожар и потоп поочередно. Ну что там останется? Печальная пустота, осознание незначительности себя в масштабах вселенной?
Могу понять тех людей, которым понравилась книга - она вызывает много мыслей. Печальных, красивых. Даже меня вогнала в тоску, отрицать не буду. Но тех, кому она не понравилась, я понимаю больше. Ощущения трагедии здесь куда гораздо больше, чем самой трагедии.

Когда во вполне реальную историю веришь меньше, чем в историю о мальчике, проведшем несколько месяцев посреди океана в одной лодке с тигром- это, пожалуй, плохой признак.

И, на самом деле, я до сих пор не знаю, что именно стала бы выносить из горящего дома - картину Леонардо или соседа-алкоголика. Если бы была Леонардо - наверное, не сомневалась бы.

P.s. И я искренне не поняла, почему вместо "рассмеяться" переводчик использует "расколоться", а Weird Al Yankovich немилосердно переведен как "Верд Аль Янкович".

@музыка: Green day - Wake me up when september ends

@темы: books, переводы

15:56 

Книжки ядовитого цвета

I'm feeling things
17. Макс Фрай "Обжора-хохотун"


Приятно было после долгого перерыва снова почитать Фрая. Не философически-экзистенциального, не "городское фэнтази", а обычного, приятного, расслабляющего Фрая. За кружкой какао, вспоминая жаркие летние дни, проведенные лет тому 6-7 с книгами на даче.
Ощущение портили только две вещи: 1) Ох, как не люблю эти прологи и эпилоги, написанные курсивом в начале и конце книг, еле продралась с непривычки через этот радужный бессмысленный поток;
2) Ядовитый цвет обложки частенько чудовищно резал глаза.

В целом, мне было приятно и уютно читать, погружаюсь в сладостную ностальгию. Снова встретить полюбившихся персонажей, посмотреть на них с изменившейся с годами точки зрения. Незатейливый, не вгрызающийся в живые внутренности твои (как "Книга огненных страниц"), но вполне годный для прочтения сюжет.

Рекомендовать как самостоятельное произведение точно не стану, но и дурных мыслей совершенно никаких. Легкое, радостное чтение с милейшим, присущим ей одной, языком.

@темы: books, russian

00:58 

Не откладывая в долгий ящик

I'm feeling things
18. Макс Фрай "Дар Шаванахолы"

Сразу хочется отметить, что меня не отпускало (и продолжает не отпускать) созвучие с "Дар Савонаролы". И, больное воображение подсказывает, что это может быть и не совсем случайно. Безудержный аскет и "самый суровый литературный критик" - если начать глубоко копать, можно найти немало общего, было бы желание и время. По сравнению с предыдущей, эта книга читается с большим интересом. В ней нет яркой легкости "Обжоры-хохотуна", равно как, по идее, и в рассказчике этой книги нет этих черт по сравнению с предыдущим.
Иногда возникают невольные мысли, что у главного героя самое очаровательное проявление множественной личности, которое только можно вообразить - до того похожи своими странными манерами и приятными характерами все персонажи, что в какой-то момент я перестаю видеть хоть какие-то их образы, "лицо стушевалось, остались только черты". Наверное, это сильно преломленное восприятие - через призму самого Макса, но есть твердое ощущение, что "что-то тут не то". Безмерная благодарность за отсутствие экранизации, тем не менее, снова и снова вырывается из глубин подсознания.

Пожалуй, писать о книжных мирах в рамках книжного мира - благодатнейшая почва. Потому что люди, которые любят читать книги, любят читать и про книги, особенно если это написано человеком, который писать книги умеет и любит. И лично мне приятно, что никакой банальщиной не запахло до самого конца. Хотя периодически и тянет поёрничать в духе бессмертного Станиславского по поводу уместности таких "вольных хронологических вставок", но это я так, занудствую.
В целом, книга мне, скорее понравилась. Жалко только, что развязка в мозгу смазалась из-за сонливости и головной боли. Но здорово, что в конце возникает хитрая зацепка, заставляющая терпеливо ждать следующей части, гадая: "Бубута или Лойсо?" :duma:


Мое личное чувство благодарности к автору безмерно, да и влияние милейшего слога ее циклов о Ехо на мой собственный тоже нелепо было бы отрицать. Возымею смелость примерно процитировать автора книг: "Многие говорят, что выросли на мне. На мне много хорошего выросло, оказывается. Я - лучший в мире компост". Наверное, я тоже могу причислить себя к числу выросших на этих книгах людей. И сознательно пропускала немногочисленные возможности увидеть человека, подарившего мне светлую книжную юность. Возможно, завтра сей факт будет исправлен. Страшно даже подумать о том, что это может символизировать.

@музыка: Madonna – The Power of Goodbye

@темы: books, russian

Sun over my head

главная